по всем вопросам: 8 912 069 25 25
9konezavod@mail.ru

Главный по лошадям 


Конный завод – это огромное, многоотраслевое предприятие. Чтобы этот гигантский механизм работал исправно, каждая отрасль нуждается в грамотном руководстве. Начкон – это, собственно, сокращение от «начальник конной части». Проще говоря, под ответственность начкона попадает все, что связано непосредственно с лошадьми. Технология выращивания лошадей, селекционно-племенная работа, обеспечение кормами, планирование и организация испытаний, реализация лошадей. Разбираться в людях начкону приходится не хуже, чем в лошадях, поскольку кадровая работа тоже входит в его обязанности. Сами начконы говорят, что собственно селекционно-племенная работа – это самая приятная и творческая часть профессии, но она составляет не более 1/10 общей занятости.
И швец, и жнец, и на дуде игрец.
Реальность такова, что начкону нередко приходится брать на себя куда более широкий спектр обязанностей – от работы конюха до полномочий директора. Нередки случаи совмещения профессий начкона и зоотехника или даже ветеринара. Практическая организация работы конного завода тоже лежит на начконе, поэтому ему периодически приходится быть то водителем, то сварщиком, то электриком, то сантехником, то ремонтником… Это происходит не на всех конных заводах, но такая ситуация, скажем так, не редкость.
Пережив смутное время.
Ни для кого не секрет, что в 1990-х годах наша страна пережила серьезные потрясения, которые почувствовали на себе практически все отрасли. Многим руководителям пришлось адаптироваться к новой ситуации, что означало изменение привычного стиля работы. И, хотя суть работы начкона не изменилась, время все же внесло в нее свои коррективы.
В советское время собственником конного завода было государство, которое и решало, быть конному заводу или нет. Люди были уверены, что получат зарплату, а руководители – что деньги на корма будут выделены. Теперь же все это зависит от результатов работы. От того, продаст ли конный завод лошадей, окупятся ли затраты на их выращивание, в настоящее время зависит само существование завода. А ведь реализация лошадей тоже ложится на плечи начкона. То есть, должность, которая и так очень ответственна, в наши дни стала еще более ответственной.
Некоторые конные заводы сейчас преобразованы в акционерные общества (и принадлежат сами себе), некоторые имеют одного или нескольких собственников. Второе, конечно, значительно сложнее, потому что подчас собственники пытаются диктовать свои условия. Однако, если новые владельцы хоть немного разбираются в коневодстве, и между ними и конным заводом существуют нормальные, доверительные отношения, они предоставляют начконам определенную свободу действий. Ведь это – необходимое условие для нормальной работы начкона.
Опытным путем.
Настоящим начконом человек может стать, только проработав на крупном конном заводе несколько лет, ведь практический опыт не заменит ничто. Но получить хорошую теоретическую базу можно и в высшем учебном заведении. Так, знаменитая Тимирязевская академия со сложившимися десятилетиями традициями, с хорошей базой (здесь есть своя конюшня, богатая библиотека) – год за годом выпускает специалистов в сфере коневодства. Впрочем, профессии начкона, как и любой другой, может обучиться только тот, кто этого хочет. Поэтому есть немало примеров прекрасных начконов, закончивших другие учебные заведения. На самом деле начконы учатся профессии всю свою жизнь – изучают литературу, ездят в другие конные заводы. Только недалекий человек может сказать, что он знает все. Настоящий начкон не считает зазорным черпать знания у опытных конюхов, ветеринаров и других работников, ведь они знают множество нюансов, о которых не напишут ни в одном учебнике.
Европейский «аналог» начкона – управляющий конным заводом. Есть лишь одно принципиальное отличие «их» специалистов от «наших». Если у нас знание ветеринарии для начкона – безусловный плюс, но не обязательное условие, то у его западного коллеги оно входит в обязанности.
Все что нужно - это любовь.
Если говорить о характере, то помимо чувства ответственности, о котором уже говорилось, начкону требуется незаурядное терпение, ведь результаты вложенного труда появляются через годы. Очень важно умение работать с людьми, ведь кадры, как говорится, решают все. И, конечно, начкон должен по-настоящему любить лошадей. Сами начконы рассказывают, что самое прекрасное в их профессии – это ощущение, когда идешь утром, часам к 6 на конюшню, зная, что сейчас впервые увидишь жеребенка, рожденного по их подбору…
Любовью к лошадям, к своему труду отчасти объясняется и феноменальная память начконов. Они действительно могут рассказать родословную каждой лошади до Бог-знает-какого колена, и это им не трудно сделать, ведь с каждой лошадью у них что-то связано…
«Стильная» лошадь
Подбор жеребцов и маток – основа селекционно-племенной работы начкона. В содружестве с матерью-природой начконы стремятся создать новый живой шедевр. Это искусство, и как в любом искусстве, здесь действует как жесткая логика, основанная на знаниях и опыте, так и нечто необъяснимое – чутье, интуиция. Бывает, что от выдающихся родителей рождается вполне обычный жеребенок, а бывает наоборот, покрыв самую обычную кобылу, получают в будущем выдающуюся лошадь.
Цели разведения той или иной породы всегда одинаковы – получение хорошей лошади. Но, скажем, для ахалтекинцев важны тип и работоспособность, а для английской верховой породы – резвостные качества… Тем не менее, у каждого человека, который работает с породой, есть свои представления о лошадях, которых он разводит, есть свое «видение» лошади. Отсюда – свои предпочтения. Так возникает определенный стиль. Опытный человек, взглянув на лошадь, всегда сможет предположить, из какого она хозяйства.
О пророках в своем отечестве.
Начкон – профессия с давними традициями. Хотя обозначение ее много раз менялось, многих великих коннозаводчиков прошлого мы бы определили сегодня именно как «начконов».
Яков Иванович Бутович (1881 – 1937) – организатор одного из лучших конных заводов страны, создатель единственного в мире частного музея «Лошади», один из лучших специалистов в России по разведению племенных лошадей, автор ряда трудов по племенному коневодству, а также редактор и издатель журнала «Рысак и скакун». Яков Иванович – человек трагической судьбы, в 1937 году он был расстрелян. Так государство отблагодарило его за все, что он сделал для него.
В самом конце ХIХ века Михаил Иванович Лазарев в имении под Полтавой организовал конный завод и сразу же начал практиковать методичное приобретение в Англии и Франции ценных лошадей, а лучшую часть маток посылать к известным зарубежным производителям.
Умер Михаил Иванович Лазарев в 1914 году, завещав всех своих лошадей государству. В 1915 году его конный завод стал государственным коным заводом имени М.И. и Е.И.Лазаревых.
 17 сентября 1999 года исполнилось бы 90 лет В.П.Шамборанту — самому значительному селекционеру чистокровной ахалтекинской породы лошадей XX века. Вряд ли найдется сейчас хоть одна выдающаяся ахалтекинская лошадь, к предкам которой он не имел бы отношения. Кроме того, Владимир Петрович сумел «заразить» своей любовью к этой породе огромное количество людей. Специалисты, которые сейчас работают с этой породой, называют себя его учениками...

По материалам сайта http://www.goldmustang.ru/


Назад   Наверх