по всем вопросам: 8 912 069 25 25
9konezavod@mail.ru
О заводе » История «Девятки» » Яков Иванович Бутович

Яков Иванович Бутович 

 «Некоторые соображения о том, как вести Пермский окружной конный завод»

1927-1928 гг.

расшифровать рукопись удалось благодаря помощи энтузиастов и любителей Орловского рысака и истории Пермского племенного конного завода № 9. Публикуется впервые.

Первые страницы рукописи отсутствуют...

 

 

…Из всего сказанного вытекает, что жеребец производитель для Пермского завода должен рассматриваться именно с этой    стороны, т.е. должен быть тем жеребцом, который обогатит завод основным маточным ядром, даст в завод замечательных или просто хороших или в худшем случае только дельных кобыл. Такого жеребца выбрать нелегко, но все, же возможно.

С моей точки зрения такой жеребец должен отвечать трем основным требованиям, которые сводятся к следующему:

  1. Он должен обладать выдающимся происхождением, причем должен происходить по женской линии из знаменитого семейства, в течение десятков лет прославившегося своим приплодом и этому я придаю особое значение, что особенно подчеркиваю, затем весьма желательно, чтобы в его родословной имелось среди мужских имен такие имена жеребцов, которые давали хороших кобыл. Общеизвестно, что такие жеребцы существуют, и всякий знакомый с историей нашего коннозаводства помнит их имена. Что касается принадлежности такого жеребца к той или иной прямой линии, то, в данном случае, она особого значения не имеет за исключением того случая, когда хотят строить завод на накоплении определенной крови Полкановой, как это имело место в Прилепах, все же при всех равных достоинствах таково жеребца при его выборе в завод, на эту первоначальную стадию работы, первенство должно быть отдано прямой линии Полкана 3-го или линии Лебедя 4-го.
  2. Формы такого жеребца должны быть безупречны, они должны приближаться к идеалу; этим я хочу сказать, чем лучше по себе, чем правильнее выбранный жеребец, тем больше оснований и шансов что и дочери будут походить и приближаться к нему. Затем ни в коем случае для этой первоначальной стадии жизни завода не следует брать мелкого жеребца, ныне широко распространен тот взгляд, что с мелким ростом легко бороться и путем хорошего воспитания легко изжить его. Это мне проповедовал и так меня учил, между прочим, без всякой просьбы с моей стороны, Владыкин, и о том же я слышу ото всех и со всех сторон. Ни коим образом с этим не согласен. Мелкий рост изжить очень трудно: говорю это как из своей практики, так и из практики многих и многих заводов, и их я пересмотрел на своем веку не одну сотню. Далее история коннозаводства учит нас, что есть целые маточные семейства, где мелкий рост свил себе прочное гнездо и это продолжается десятилетиями, правда признаю, что мелкий рост более опасен, если исходит через кобылу из такого наследственного  женского гнезда но и  жеребец,  да еще если у него этот мелкий рост закреплен, для нашей цели никуда не годится. Я бы мог многое сказать на эту тему, но это не входит в задачу настоящей работы, а потому я ограничиваюсь только тем, что сказано и ни в коем случае не рекомендую брать мелкого жеребца. Среди других недостатков остановлюсь на спине. Плохая спина чаще всего, к величайшему сожалению, и благодаря тому распространению, которое получила кровь Бычка, встречается в орловской рысистой породе, а так как опять-таки по моим наблюдениям плохая спина очень часто наследуется, то брать жеребца с плохой спиной ни в коем случае нельзя. О других недостатках я не говорю, ибо сказал, что выбирая жеребца надо стремиться получить по возможности идеального, стало быть, такого у которого не будет недостатков – в этом задача и это и есть дело Управляющего завода. Итак, жеребец должен быть обязательно рослый и с хорошей спиной, а затем конечно правильный и дельный в остальных статьях. Для данного переживаемого орловской рысистой породой времени отмечу еще что сырого, даже с наливами жеребца бояться не следует, ибо наши современные орловцы до того легки, беднокостны и пересушены, что такой жеребец подчас внесет только равновесие и дела не испортит. По крайней мере, я, если бы вел теперь завод, не побоялся бы взять сейчас на данных молодых составах сырого жеребца и думаю, что вышло бы не плохо.  А вместе с тем, всем прежним коннозаводчикам и деятелям на этом поприще известно, что я всегда был крайним сторонником сухой рысистой лошади и что прежние лошади не знали, что такое наливы – так было прежде – теперь же положение коренным образом изменилось, орловскую породу настолько подсушили, скажу - пересушили, что сырого жеребца я бы взял в завод…
  3. Резвость для такого жеребца, который нам нужен для этой стадии работы, вполне достаточно, если он будет обладателем рекорда 2,20 или несколько резвее или даже несколько тише. Повторяю, что рекордист тут не нужен, что вполне достаточно взять жеребца именно указанного рекорда, ибо задачей нашей является сейчас не отведение элиты для ипподрома, т.е. создание первоклассных призовых рысаков - его мы сделать с наличным маточным составом, пожалуй, и не можем, а наша задача иная - создание маточного ядра. Конечно, если можно получить рекордиста, который к тому же удовлетворяет как первому, так и второму требованиям, то это дела не испортит, но будет излишней роскошью.

Посмотрим теперь в какой степени наличный жеребец Пермского окр.завода серый Поликушка удовлетворяет этим трем основным требованиям, и что, с моей точки зрения, вообще представляет этот жеребец.

 

ПОЛИКУШКА

Серый жеребец р.1909 году у А.А. Стаховича в Пальне.

Рекорд 2,173

Отец Корешок, мать Сказка. Родная сестра Саранча 2,195 – мать Бунчука 1,38 Астраханского ЦУ

В трех первых рядах предков инбридингов нет. В этой родословной из 14-ти основных имен (пятнадцатый сам Поликушка). 1) знаменитыми призовыми рысаками никто не был; 2) знаменитыми производителями были Корешок, Ворожей и Набат;    3) успешными производителями, давшими призовой приплод были Говор, Набат, Усан; 4) призовыми кобылами были Полынь, Щеголиха (если мне не изменяет память); 5) там заводскими матками были Сказка, Полынь, Булатная, Добрыня;  6) хорошими заводскими матками были Щеголиха, Хандра; 7) выставочных лошадей среди всех этих имен не было ни одного.

Происхождение Поликушки иначе, как блестящим названо быть не может! Действительно он сын Корешка, одного из величайших орловских производителей последнего времени и кобылы Сказки, которая так же чрезвычайно интересна по своему происхождению. Происхождение Корешка блестяще разобрано Виттом в его предисловии к 1-му тому племенной книги. Я вполне солидаризуюсь с тем, что написал Витт о Корешке и считаю, что страницы разбора его генеалогии принадлежат к числу самых блестящих в нашей коннозаводской литературе. Вот почему нет надобности в особенности в такой работе, как настоящая, которая имеет довольно узкие рамки, распространяться о тех элементах, которые создали Корешка и можно прямо перейти к Сказке. Ее происхождение также блестяще и также способно удовлетворить вкусу самого взыскательного генеалога. Дочь очень успешного производителя Набата, из линии знаменитого Нагиба, кобылы Нины - дочери высокородного Усана и знаменитой заводской матки Добрыни, не может не представлять исключительного интереса. Заслуживает внимания, прежде всего, то обстоятельство, что мать Поликушки – Сказка происходит из исторической женской семьи, из недр которой вышел великий Болдаревский Чародей! ....

***

... Таким образом, Сказка, мать Поликушки, принадлежит к исторической женской семье, обстоятельство, имеющее чрезвычайно важное значение и особенно много отмечаемое. Неудивительно поэтому, что дочь Добрыни – Нина дала в Пальне – Сказку, которая оказалась способной дать двух лошадей класса 2,20 и резвее. Отцом Нины был серый Усан, сын другого Чародея, именно Чародея Казаковского. Этот Усан был очень интересной и чрезвычайно капитальной лошадью, к тому же он был также хорошим производителем: его сын Мужик помимо рекордистки Ночки дал еще Зверобоя 2,16 и других резвых лошадей… Усан интересен еще потому, что принадлежит к линии Лебедя 4-го, который так хорошо сочетается с линией Полкана 3-го неудивительно, что в данном случае результат получился хороший, т.е. Поликушка, Саранча, Чародей. Отец Усана был великолепен по себе, а его сын Кречет долгое время был основным производителем в заводе Вяземского, где дал замечательных лошадей. Кречет отец такого производителя как Беркут ( от него Маг и многие лошади А.С. Галициной). Помимо Кречета, который, кстати сказать, был очень хорош по себе, Чародей дал Серебряного отца победителя Императорского приза Подарка – отца Палача 2,12. Кровь другого сына Серебряного Лоэнгрина также превосходного производителя течет у одной из кобыл Пермского завода, именно Помещицы. Наконец третьим замечательным сыном Чародея был Усан – отец сказанной Нины и прадед Поликушки со стороны матери. Вот вкратце, какого выдающегося происхождения была кобыла Нина, от которой родилась Сказка мать Поликушки.

А.А. Стахович послал кобылу Нину на случку к Набату, результатом какового соединения была кобыла Сказка. Лично я со своей стороны не могу признать этот подбор удачным, однако Сказка оказалась очень хорошей заводской маткой, дав Поликушку и Саранчу, а потому следует признать, что ожидания Стаховича оправдались. Отец Сказки – Набат весьма успешный производитель прославился в заводе Шереметьевых, где дал и классных орловских лошадей и сыграл роль и притом немалую и в родословных метисных лошадей этого завода. Ныне имя его сына Самозванца 4,59, пожалуй, имеет наибольшее значение в родословной современных метисных (русских) рысаков.

Набат по своему происхождению относится к линии Непобедимого 2-го; он сын Набата и стало быть внук Нагиба производителя феноменального, лошади во всех отношениях замечательной на крови которого буквально были построены лучшие заводы Поволжья. Таким образом, Набат и по Набату и по Нагибу чрезвычайно интересен, чего нельзя сказать про мать Набата – кобылу Щеголиху. Как дочь Барса, сына Лебедя 5-го и Сирени от Непобедимого 2-го в этой части своей родословной она очень подошла к Набату – отец которого Нагиб, сам был сыном Непобедимого 2-го. Однако по женской линии здесь встречаем кобылу 0379Эвену-Окей, что не орловского корня, а арабская кобыла – обстоятельство которое складывалось на типе детей Набата, которые были менее рысаки (по себе), чем Набаты и Нагибы. Я отметил отрицательную сторону родословной Набата, но следует отметить и положительную, да заодно и постараться разгадать, почему Стахович – этот величайший знаток кровей из всего своего многочисленного Пальненского завода отправил под Набата именно дочь Усана – Нину. Я думаю, что здесь дело было в следующем. Знаменитый коннозаводчик, вероятно, преследовал цель закрепить имя лучшего сына Лебедя 4-го – Лебедя 5-го и таким путем получить если не непосредственно знаменитую лошадь, то интересную кобылу; последнее и имело место в данном случае.

 

С        Набат – Щеголиха – Барс – Лебедь 5-й

К                                                      Лебедь 5-й --- IV+V

А                                                      

З

К

А        Нина – Усан – Чародей – Чудный – Лебедь 5-й

Таково вкратце происхождение Сказки – матери Поликушки, которое должно быть признано достаточно блестящим. Все о происхождении Корешка нам известно из других источников, а потому теперь интересно было бы разрешить вопрос, почему именно сочетание Корешок – Сказка, а не какое либо иное дало двух таких классных лошадей, как Поликушка 2,17 и Саранча 2,19. Для этого от поверхностного анализа нам необходимо перейти к более углубленному, и тогда с совершенной наглядностью выяснится, что, в сущности, говоря Усан номинально относится к линии Лебедя 4-го. Есть, в сущности, говоря ополканизированный жеребец, т.е. такой, у которого течения крови Полкана очень сильны и тоже получим для некоторых других имен – а стало быть, вся комбинация Корешок – Сказка, есть нечто иное, как работа по принципу сильнейшего накопления Полкановой крови в родословной ея матери и все это на весьма ярком фоне Лебедя 4-го...

...Нина, хотя по мужской линии и принадлежит к дому Лебедя 4-го, но в действительности в весьма сильной степени ополканизирована и является по своей родословной Полкановской кобылой. Необходимо также отметить, что здесь же с большой последовательностью введен Лебедь этот вечный спутник Полкана при создании первоклассных лошадей. Итак, сама Нина является результатом, о чем я много писал в дни моей молодости, встречи Полкана 3-го и Лебедя 4-го при одновременном ополканизировании ее родословной. В следующем поколении для ее дочери мы имеем усиление Лебедей, и получается кобыла Сказка. Успех сочетания Корешок – Сказка можно и должно было предсказать заранее, ибо тут в целом имело место очень сильное и яркое накопление Полкановой крови, так, как оба партнера по своей родословной крайне типичные Полканы и результат действительно получился выдающийся. Нельзя также пройти мимо того чрезвычайно интересного явления, что сочетание Корешок – Сказка повторяло имя родоначальницы одной из лучших семей рысистого коннозаводства именно ___0382 в прямой женской линии от которой происходит как Добрыня, редкая бабка Сказки, так и Чародейка – мать Чародея, прадеда Корешка!

Рассмотрев с достаточной обстоятельностью происхождение Поликушки, я признаю его жеребцом первоклассного происхождения. Затем отмечаю, что его мать происходит из знаменитой женской семьи условие с моей точки зрения современно необходимое, и, наконец, он не только принадлежит к излюбленной много линии Полкана 3-го, но и вся родословная его пронизана обильными течениями Полкановой крови. Таким образом, с точки зрения происхождения родословная Поликушки вполне отвечает тем строгим требованиям, которые я предъявляю к родословной производителя и мне остается рассмотреть удовлетворяет ли Поликушка остальным двум выдвинутым много положениям, т.е. форм и резвости.

К сожалению, я никогда не видел Поликушки на выводке, а потому не могу сделать оценки его форм. Слышал от управляющего Шах.заводом, что это крупный жеребец, а управляющий Пермским заводом пишет, что он «ладный жеребец» стало быть есть основания предположить, что Поликушка хорош по себе., не мелок, имеет хорошую спину и костист, т.е. вполне отвечает своему назначению и тем требованиям, которые я предъявляю к жеребцу. Подчеркну еще раз, что я его не видел, а потому более обстоятельно о его формах и вообще этой стороне вопроса говорить не могу.

Третье и последнее условие это резвость (класс 2,20). Этому условию Поликушка удовлетворяет так сказать с лихвой; его рекорд 2,17, сам по себе очень хорош, а если принять во внимание, что этот рекорд показан лет 12-13 тому назад, да еще по большой Московской дорожке – то его нельзя не признать превосходным. Действительно, если бы Поликушка бежал сейчас, т.е. по грунтовой очень легкой дорожке он приехал бы не тише 2,13, а это уже очень большая резвость!!! Я кладу разницу в 4 секунды между обеими дорожками Московского ипподрома потому, что она никак не меньше, а для некоторых лошадей и больше. Вспомним хотя бы то обстоятельство, что лошади, бежавшие в этом сезоне в Ленинграде не резвее 2,16 по грунтовой дорожке в Москве пришли тем же летом 2,12!!!

Наконец нельзя упустить из виду того обстоятельства, что Поликушка жеребец старый, что ему уже 20 лет, что он уже был в заводе, а потому есть полная возможность дать ему оценку, как производителя. Эта оценка будет неблагоприятной, ибо пока что Поликушку следует рассматривать, как жеребца в заводе еще совершенно не испытанного. Действительно до революции он бегал и в заводе не был; после таковой он года два стоял так сказать без дела, в Москве, а когда я принял коннозаводское ведомство, то назначил его в Татреспублику в бывший завод Молостова. Тут он пробыл года четыре и хотя дети его побежали, но очень скромно. Однако это нисколько и ничего не говорит против жеребца особенно мне, ибо я знал, как велись в то время заводы. Я полагаю, что просто приплод Поликушки был поставлен в такие условия, что проявить себя не мог. После Татреспублики Поликушка попал в Шаховской завод, на очень пестрый состав маток, и что там дал мне не известно. Дети его еще не достигли совершеннолетия. Третьим и надеюсь, последним местом назначения Поликушки оказался Пермский завод, где и ожидается от него первый приплод. Так вот, учитывая все это, я и считаю, что Поликушка ничего пока не дав, не неудачник на заводском поприще, а просто жеребец жизненные условия, для которого после революции сложились настолько неблагоприятно, что он показать себя не мог. Итак, несмотря на свои 20 лет на заводском поприще Поликушка не выяснен, но нет основания считать его неудачником. Само собою, разумеется, что если бы до поступления в Пермский завод он работал бы при нормальных условиях работы и ничего бы не дал, то тогда я бы даже не стал производить всего этого разбора, а просто бы посоветовал его удалить из завода.

Наконец я имею возможность привести здесь мнение о Поликушке такого знаменитого наездника, как С.В. Ляпунов, который тем более ценно, что Ляпунов блестяще ездил на Корешках вообще, прекрасно знал завод Стаховича, что он ездил на Поликушке и что свой рекорд 2,17 этот жеребец поставил в его руках. Я хорошо знаю и очень ценю Ляпунова, а потому его мнению придаю большое значение. Когда на поступление в Шаховское поднимался вопрос о назначении Поликушки в Прилепы я спросил Ляпунова об этом жеребце и затем просил провести сравнение между ним и Воеводой. Ляпунов ставил выше конечно Воеводу, но и о Поликушке дал самый лучший отзыв…

Мне кажется, что я сказал все, что необходимо было сказать о Поликушке и теперь могу подвести итог сказанному. Он удовлетворяет всем тем требованиям, которые я предъявляю  к производителю для того назначения которое имеет, с моей точки зрения, Поликушка в Пермском окр.заводе. а потому считаю, что управляющий Пермским заводом остановившись на нем поступил правильно и сделал хороший выбор. Теперь задача Пермского завода, получив жеребца такого класса и такого выдающегося происхождения использовать его во всю, и постараться отвести от него возможно большее количество приплода с тем, чтобы иметь возможность из этого числа отобрать серию правильных,  дельных и резвых кобыл, которые по моей мысли и явятся тем основным заводским кадром, с которым поведет в будущем свою работу Пермский завод. Некоторые опасения вызывают года Поликушки и невольно рождается вопрос справится ли он с случкой, т.е. будет ли в состоянии покрыть 25 кобыл, что в его годы является большой нагрузкой.  В этом надо помочь, прежде всего, тем, что дать жеребцу хороший моцион (работу) и усиленно его кормить, вводя в его рацион во время случки яйца.

Так как заводоуправление Пермского завода находит, что в помощь Поликушки надо взять еще второго жеребца и даже получило согласие ИКЗ на это мероприятие, и обещание прислать Удачного или Колоса, то мне хотя и вкратце, но необходимо высказаться об обоих жеребцах, а затем, в свою очередь предложить двух, трех кандидатов в производители Пермского завода, ибо Удачного могут и не дать, и тогда управляющий заводом, если он найдет это нужным, может исходатайствовать одного из тех жеребцов, что рекомендовать буду я.

Итак, сейчас я буду говорить о Колосе и Удачном и уж, потом назову имена еще двух жеребцов.

Колоса я считаю жеребцом недостаточно подходящим, хотя он и обладает, как сын Эльборуса и Купли, родной сестры Крепыша, самой фешенебельной родословной.  Для той стадии в которой находится Пермский завод Колос не нужен прежде всего потому, что он недостаточно капитален и недостаточно породен и кроме того с годового возраста страдает ревматизмом, что тоже не говорит в пользу его здоровья. Впрочем, я должен сделать ту оговорку, что я сужу о формах Колоса... 

...Иначе обстоит дело с Удачным: это конечно такой замечательный жеребец, что можно только радоваться и приветствовать, если он будет действительно назначен в Пермский завод, в чем я сильно сомневаюсь. Так вот ввиду этого сомнения говоря об Удачном я буду более краток и не буду подробно рассматривать его происхождение, как то было сделано для Поликушки.

Удачный сын Громадного и Урны – одной из резвейших орловских кобыл и родоначальницы Прилепского завода. Говорить о происхождении Громадного я считаю совершенно бесполезным, ибо оно должно быть известно всякому лицу интересующемуся коннозаводством и тем более такому, который руководит конным заводом, стоя во главе его. Однако нахожу нужным оттенить, что Громадный происходит из исторической женской семьи родоначальницей, которой была одна из трех знаменитых кобыл князя Черкасского. Он сын одного из лучших производителей своего времени именно Летучего и внук Добродея с именем, которого связаны блестящие успехи, как в заводе, так и на ипподроме целого ряда лошадей, но мать Громада одна из феноменальных орловских кобыл, производительность которой удивляла современников и приводит в восторг потомков. В родословной Громадного мы видим имена таких лошадей, как Визапур, Петушок, Удалой, Волокита, Гранит и таких кобыл, как Ладья, Гроза, Буянка и Заноза – все имена первого ранга и величайшего значения в рысистом коннозаводстве. Трудно себе представить более блестящую родословную, чем та которой овладел Громадный, а для нашей цели необходимо еще отметить, что в нее входят такие жеребцы, как Гранит, Волокита, Горностай (Болдарева), Кот, т.е. жеребцы, дававшие выдающихся кобыл – маток. По себе лучше Громадного я лошади не знал и едва ли когда - либо увижу: мощь, капитальность, рост, аристократизм, породность, сухость, поразительные линии, львиный взор0390, словом нечто столь замечательное, что совершенно не поддается описанию! Он был выдающимся призовым рысаком своего времени, а позднее обессмертил свое имя в заводе, дав Крепыша!!! Множество его знаменитых детей погибло во время революции, но те, что уцелели уже дали Благодать – Борьбу 2,18; Купля – Концессию 4,45 и Колоса 2,21;    Лада – Ловчего 2,13;   Литва – Ларчика 2,16, Ливана 2,19, Лигу 2,20, Лубка 2,25  (3-х лет);    Лихая – Тумана 2,22 (3-х лет); Незабвенная – Новобранца 2,19 (3-х лет);    Складка – Смеха 2,10;     Соколиха – Свирь 2,22 (3-х лет);      Услада – Утеса 2,16 (3-х лет), Украину 2,19, Бали-Джайку 2,18; Псина – Прелесть 2,21, Принципа 2,23 (3-х лет), Бараба-Ишима 2,19;      Граница – Победителя 2,11;      Керженка – Колобродку 4,38 и т.д.

При создании Удачного достойной партнершей Громадного явилась Урна – внучка Петушка 2-го и дочь Услады одной из лучших кобыл, когда то знаменитого завода Терещенко она очень подошла к Громадному, ибо помимо Удачного от нее и того же жеребца был Укир 2,17 (4-х лет) пал во время революции. Урна со стороны своего отца имеет боевую кровь Петушка, затем Дара и других, замечательных Солововских лошадей; однако не за это я взял ее в завод, а купил я ее и заплатил ровно 7000 р., за то, что она была дочерью Услады и происходила из исторической женской семьи такой, что даже та семья, из которой произошла Громада – мать Громадного меркнет перед ней! В стародавние времена, тогда, когда орловская порода переживала еще свои младенческие годы, современник Орлова Воейков имел замечательный завод и у него было две великих кобылы Самка и Победа. Впоследствии множество, в положительном и буквальном смысле этого слова, знаменитых рысаков взяли свое начало от этих двух феноменальных кобыл родоначальниц. Прежние генеалоги Ладыгин Кафалу 0391, автор этих строк писали об этих кобылах и восхищались ими. Самка и Победа это были два самых популярных имени среди прежних коннозаводчиков и вот от одной из этих великих кобыл, и происходит в прямой женской линии Урна – мать Удачного! В остальном в породе этого жеребца мы встречаем еще имена Крутого и Бережливого, которые оба в особенности же первых давали замечательных кобыл, а Бережливый помимо того долгие годы стоял первым по выигрышу приплода среди всех орловских рысаков России. Словом происхождение Урны блестяще и она вполне его оправдала своей блестящей заводской деятельностью. Любопытно отметить, что и мать и бабка и прабабка Урны все так же были знаменитыми заводскими матками. Урна была сама первоклассной резвости 2,16, а по себе имея некоторые черты Петушка в остальном, превалирующе была типична как представительница крови Бережливого сына великого Кожинского Потешного!

Соединение двух таких родословных, как родословные Громадного и Урны, дает такое накопление великих, исторических и просто знаменитых имен, как жеребцов, так и кобыл, что в этом отношении она является положительно рекордной!

Резюмируя вкратце сказанное, я прихожу к тому заключению, что Удачный – лошадь фешенебельного происхождения, что он прямой потомок Полкана 3-го, что родословная его в остальном имеет большое количество вводных течений Полкановой крови, что в ней мы находим имена Корифеев орловского коннозаводства, начиная от имени великого Кожинского Потешного и кончая именем Громадного, что в этой родословной есть целый ряд жеребцов дававших исключительно успешных заводских маток, что в ней, как ни в одной другой представлены выдающиеся кобылы, что она, наконец, берет свое начало от одной из великих Воейковских кобыл и что все это так значительно, важно, ценно и необходимо для будущего успешного, а может быть и знаменитого производителя. Словом с точки зрения происхождения Удачного само собою, разумеется, является идеальным производителем для Пермского завода.

По себе Удачный очень хорош: он длинен и покрывает много пространства; он сух костист, фризист и превосходен ногами, сзади широк, что является наследием всех детей Урны. Линия верха превосходна, шея очень хороша, голова выразительна с приятным лобочком. Он удовлетворителен по глубине, породен и выглядит жеребцом. Имеет много черт отца, но, в общем, и другие крови и другие имена положили на него свой отпечаток. Здесь интересно будет привести мнение двух знатоков о формах Удачного. Это было несколько лет тому назад, когда профессор Кулешов и известный коннозаводчик Лежнев осматривали на выводке и сравнивали двух жеребцов Удачного и Ловчего. Кулешов поставил Ловчего первым, Удачного вторым, Лежнев наоборот… Полагаю, что комментарии излишни, ибо сравнивался то Удачный его единодушному отзыву современных знатоков с лучшей рысистой лошадью Республики!!!

Рекорды Удачного 2,19 и 4,46 тоже достаточно говорят за себя, но все, же нуждаются хотя бы в небольшом пояснении. Как это не странно, но именно Л.Ф. Ратомский такой осторожный тренер и такой чуткий ездок сломал Удачного, когда ему было только четыре года! Это было в Прилепах и об этом подробно рассказано в одной из моих законченных, но не опубликованных работ. Через полтора года после этого по дороге в Светлые Горы он упал под мост и опять искалечился, наконец, благодаря времени молодым почти не нес работы и затем после смерти Ратомского его карьера проходила в руках бездарного ездока и вот, несмотря на все это он все же показал по старой Московской дорожке 2,19, что ныне равнялось бы 2,15! С этим надо считаться и это надо учитывать. Таким образом, не подлежит сомнению, что Удачный – лошадь очень высокого класса, которому не суждено было этот класс проявить.

Как представитель Прилепского завода, как лошадь не модных кровей (т.е. не Лесок, Корешок и Вармик)  Удачный замалчивался, оплевывался и в коннозаводском ведомстве считался за лошадь пустую и ничтожную. Жизнь теперь опровергла все эти мнения «знатоков», но Удачному так до сих пор и не удалось поступить производителем в первоклассный завод, где ему, конечно давно честь и место! Жеребцу уже 13 лет, весной 14, а от него нет и 10 жеребят!!! В Прилепах еще до начала призовой карьеры он дал Буянку 2,28; Набата 2,30; Помещицу 2,31 и Весну 2,35 (последние две, когда он уже бегал), затем с ним конная база наркомзема случила кобылу Варшавянку получилась классная трехлетка этого года Утеха 2,22, двух кобыл покрыл в Москве Моршанский завод, обе лошади сейчас трех лет бегут, и кобыла Угодливая уже была 2,30. Вот как случайно и преступно мало пока что использован Удачный. Года два тому назад ему посчастливилось попасть в Нижний Новгород, где он вероятно и сейчас стоит. Едва ли ему там отдали много кобыл, но дети его очень хороши. Только вчера я получил из Москвы от Н.А. Алексеева письмо, где он пишет о детях Удачного и говорит, что они замечательно хороши по себе и он от них в восторге. Словом я думаю, даже совершенно уверен, что Удачный будет замечательным Производителем и вероятно будет давать лучших кобылок, чем жеребцов, что для данного периода существования Пермского завода особенно важно.

Совершенно ясно, что Удачный был бы идеальным производителем для Пермского завода, ибо он в самой высокой степени удовлетворяет тем требованиям, которые в настоящее время должны быть предъявлены этим заводом к жеребцу, а потому и этот выбор Упр.заводом я вполне и совершенно одобряю. Однако сомневаюсь, чтобы Удачного отдали теперь в такой маленький завод, каким среди других заводов-гигантов является Пермский, ибо сейчас вероятно с легкой руки Алексеева об Удачном заговорят, а может быть и обратят на него внимание. Поживем – увидим!

На тот случай, если Удачного не удастся получить в Пермь я укажу, и дам краткую характеристику еще двух жеребцов кои, по моему мнению, могут создать маточное гнездо в Пермском заводе. Однако прежде чем назвать их имена я оговорюсь, что одного никогда не видел, а другого не видел уже целых 13 лет, но, несмотря на это уверен, что они будут полезны в самой высокой степени заводу. Само собою разумеется, что если Упр.заводом на них остановится, то этих жеребцов необходимо будет съездить и посмотреть, дабы узнать и увидеть в каком они порядке, а главное здоровы ли их характеристики. Я здесь дам кратко, так сказать суммарно, но все же достаточно выясню их лицо. В более подробные характеристики этих жеребцов едва ли есть какое либо основание вдаваться, ибо быть может ни один из них не попадет в Пермь, а может быть их даже уже нет и в живых…

Имена этих жеребцов Сановник и Чертог.

Сановник вороной жеребец р. 1914 г. в Прилепском заводе

Рекорд 1,336 и 2,27 (4-х лет)

Отец Кот 1,34, мать Скворка 2,22.

Вороной жеребец Сановник, как впрочем, громадное большинство лошадей, ныне упраздненного Прилепского завода, лошадь выдающегося происхождения. Его отец белый жеребец Кот был родным старшим братом известного производителя и победителя Императорского приза Кронпринца; стало быть Кот сын Недотрога и Каши. Недотрог сам был победителем Императорского приза и даже орл.рекордистом; он принадлежал к линии Лебедя 4-го, через одного из интереснейших и класснейших жеребцов своего времени именно Крутого 2-го. Ввиду того, что в современном коннозаводстве линия Крутого играет большую роль, которая имеет явную тенденцию не увеличиваться. Витт достаточно подробно разобрал происхождение этой линии и нет надобности на этих страницах углублять этот вопрос. Я ограничусь тем, что приведу о Коте такие данные, которых нет в работе Витта, да скажу два, три слова о Каше – матери Кота и Кронпринца. Каша, также как и Недотрог происходила из линии Лебедя 4-го и была кобылой замечательного происхождения. Действительно ея отец Литой – сын знаменитого Любезного, победителя на международных бегах и Красы, одной из резвейших кобыл своего времени. Краса имеет кровь Горностая и голох.лошадей. мать Каши – Комета также была призовой кобылой и дала выдающийся приплод во многих заводах. Ея отец филипоговский Кролик, победитель императорского приза, между прочим в его известном романе «Гарденины». Каша по себе была выдающейся кобылой и оказалась такой же заводской маткой. Отмечу еще, что как Кот, так и Кронпринц давали иногда рыжих лошадей и это я объясняю влиянием знаменитой Красы, которая и сама была рыжей масти. Кот был гораздо резвее Кронпринца, бегал только на провинциальных ипподромах и рано в 4 года закончил свою призовую карьеру. Стиль его бегов настолько импонировал современникам, что они прозвали Кота южным Крепышом! Как характеристику класса Кота приведу его знаменитый бег в Киеве, когда будучи четырех лет он обыграл таких лошадей старшего возраста, как Урна 2,16, Хохол-Удалой 2,16 и по тяжелому верстовому киевскому бегу покрыл дистанцию в 2,18, но прошел столб галопом. После этого бега он утратил формы и больше их не нашел. Не подлежит никакому сомнению, что Кот был лошадью первоклассной и что южане так увлекаясь им были правы. По себе он был хотя и не велик 13 в. может быть, с небольшим, но очень хорош: длинен, достаточно глубок, породен, имел небольшую арабскую голову, превосходную шею, был образцово сух и имел редкую по богатству кости, ногу. Его нога была фризиста и замечательно поставлена. К сожалению спина у жеребца была небезупречна и только благодаря этому я не удержал его в заводе. Все же Коту я дал 2-3 кобылы и все они дали призовой приплод, а одна из них Скворка принесла классного Сановника. Кот был много продан за 5000 т.р. Понизовкину, тот однако им не воспользовался и перепродал его Гос.коннозаводству. жеребец оказался в Пензенской заводской конюшне, где недавно и пал, дав много лошадей преимущественно от полукров и простых кобыл в том числе. Так непроизводительно погиб для коннозаводства Кот и Витт допустил большую ошибку, что в свое время не дал ему назначение в одни из наших рысистых заводов. Лично я склонен думать, что Кот был бы чрезвычайно успешным, а может быть и знаменитым производителем.

Мать Сановника Скворка была во всех отношениях замечательной кобылой и это имеет первостепенное значение при оценке Сановника, как производителя. Скворка была по себе выставочной кобылой, на ипподроме показала первоклассную резвость, происхождения была выдающегося и зав.маткой оказалась замечательной. Она была чрезвычайно интересного происхождения. Ея отец Добряк из линии Добродея т.е. той, которая создала столько выдающихся лошадей и Летучего, отца Громадного в том числе. Три Добряка из этой линии получили широкую известность. Добряк Воронцовский знаменитый на ипподроме и по своей красоте, его сын Добряк Черкасского играющий такую роль в родословных Кухневских лошадей (мать Барина-Молодого его дочь) и его внук Добряк Кученевский – отец Скворки. Матерью Скворки была первоклассная на ипподроме и замечательная по себе кобыла Чаровница, происходящая кругом от Энгельчардовских лошадей. Она была дочерью Прусака, который позднее сыграл весьма видную роль в Дубровском заводе и который при крупном росте был идеалом рысака каретного тяжелого сорта. Сановник между прочим очень его напоминает. Что же касается Бабы-Яги от которой родилась Чаровница, то это была одна из лучших зав.маток в заводе Энгельчардта, а потому я нахожу нужным сказать о ней несколько слов. Покойный Измайлов, хорошо знавший завод Энгельчардта  и бывший в коннозаводском деле его учеником, рассказывал мне, что Баба-Яга была любимицей Энгельчардта и на нее он возлагал большие надежды. Заводская деятельность этой кобылы вполне подтвердила высокое о ней мнение знаменитого коннозаводчика, что много здесь и отмечается. Наконец следует сказать и на это следует обратить особое внимание Упр. Пермским заводом, что Скворка, мать Сановника, происходит из исторической женской семьи, а это с моей точки зрения весьма часто имеет решающее значение при заводской деятельности жеребца. Родоначальницей этой семьи была кобыла Заметная: она дала у Голохвастова кобылу, которая также получила название Заметной. От этой второй Заметной и Колдуна родилась Баба-Яга; это было в 1868-м году. Потомство Бабы-Яги мы встречаем в разных заводах и везде оно имело большое значение. Лучшее и дошедшее до нас это через дочь Бабы-Яги кобылу Буянку 5,19. Буянка мать Небывалого 4,51 и Недотрога отца Кота и Кронпринца. Родная сестра Буянки была также известной призовой кобылой и звалась Барышней; от нея, между прочим, в Прилепской женской линии происходит мать Палтуса – Азия выдвинулась на заводском поприще, дав рекордиста Внука Астры 2,12. Другая дочь Бабы-Яги Чаровница родилась у Энгельчардта и как я уже сказал, была знаменитой призовой кобылой своего времени. В заводе она дала резвых детей, а ея дочь классная Скворка в Прилепах дала Сановника. Необходимо отметить и подчеркнуть, что имя Бабы-Яги имбридировано в родословной Сановника (III+IV) и это имеет чрезвычайно важное значение. Покажу на это на чертеже:

САНОВНИК 1,33

КОТ 1,34                                СКВОРКА 2,21

НЕДОТРОГ                               ЧАРОВНИЦА

БУЯНКА                                    БАБА-ЯГА

БАБА-ЯГА

Однако перечисленными примерами знаменитых лошадей не исчерпывается роль женской семьи Заметной в рысистом коннозаводстве, и я должен назвать еще одно имя, именно кобылу Телку, родную сестру Заметной (мать Бабы-Яги). Телка поступила в завод Афанасьева и здесь создала свое замечательное женское гнездо. Положительно ___0405___ резвейших рысаков Афанасьевского завода происходит от нея с женской стороны. Не приводя их имена, скажу, что и знаменитая Потеря – мать Пылюги 2,8 и Слабости 2,11 принадлежит к тому же историческому гнезду! Таково происхождение Скворки – матери Сановника. Все же сочетание Кот – Скворка, давшее этого жеребца чрезвычайно ценно и идейно построено.

Таким образом, Сановник лошадь исключительного происхождения. Он принадлежит к боевой орловской линии Крутого 2-го, которая, как показал Ловчий, способна давать лошадей исключительного класса. Затем родословная Сановника бросается в глаза обилием знаменитых кобыл в нее входящих. Напомним хотя бы имена Метлы, Небось, Самки, Бабы-Яги, Буянки, Красы, Пеструхи, Каши, Кометы, Амазонки, Чаровницы, чтобы стало ясным в ее значение именно с этой стороны. Не могу так же пройти молчанием и того факта, что в родословной Сановника встречаем таких жеребцов, как Волокита, Прусак, Добряк Кухнева, Литой, которые все давали превосходных кобыл и ими, главным образом и прославились. И наконец, Сановник происходит из знаменитейшей женской семьи, которая в нем закреплена, ибо его мать и мать его деда Недотрога относятся к ней. Все это приводит меня к выводу, что Сановник должен быть весьма ценным заводским жеребцом, и что в особенности его дочери будут хорошими матками. Вот почему с генеалогической точки зрения и для той цели, для которой он нужен Пермскому заводу лучшего жеребца и подыскать трудно.

Посмотрим теперь насколько он удовлетворяет двум остальным требованиям, т.е. каковы его формы и класс.

Я не видел Сановника 13 лет, ибо он покинул Прилепы, когда ему было два года: в числе 10 лучших лошадей ставки он был продан за крупную сумму известному Московскому охотнику Бакулину. Несмотря на это я превосходно помню эту интересную и столь достойную лошадь. Сановник был лошадью очень крупной – к пяти вершкам. Голова у него маленькая, очень породная; выход шеи хорош, верхняя линия превосходная; жеребец глубок; ноги у него, как и у отца образцовая, сухие, костистые и фризистые; по типу очень хорош и не далек от идеала городской лошади, как ее понимали в прежние времени. Никаких недостатков у него не было, так что в смысле форм это, конечно, производитель для любого завода. Полагаю, что среди современных рысаков найти лошадь подобного роста, густоты и тела будет довольно затруднительно.

Сановник не только резвая лошадь, но вероятно лошадь очень большого класса. В трехлетнем возрасте он был одним из резвейших представителей своего года и показал рекорд 1,33 – это было в 1917-м году. Затем бега были прерваны и второй его рекорд 2,27 показанный либо в 1918-м году, либо позднее не может быть для него, сколько нибудь характерным, как показанный  при ненормальных условиях. Словом Сановнику по объективным причинам не пришлось после трехлетнего возраста себя показать, но трехлетний его рекорд 1,33 есть рекорд первоклассный и он указывает, что Сановник лошадь большого класса.

Вначале революции, когда увлекались формами Сановник был выдвинут в число производителей Дулеповского завода. Этому не сочувствовали Витт, Щекин, Юрасов, Буслаев и другие сторонники модных линий, а потому, когда им представилась возможность, они сняли этого жеребца с работы и сослали его в Астрахань! Дети Сановника, родившиеся в Дулеповском заводе бежали недурно, а резвейших из них (2,16) был сыном Канители, тогда сторонники модных линий утверждали, что бежит он мол по Канители, дочери Зенита. Однако с тех пор Канитель попала в Хреновской завод, имела приплод от Ледка 2,11, Барчука 2,12 и он не достиг резвости 2,16, а был 2,18 и тише! Если еще принять во внимание, что дети Сановника родились в начале революции, то станет ясным, что позднейший приплод хотя бы той же Канители был поставлен в лучшие условия, но грани 2,16 не достиг. В Астраханском ЦУ Сановник работал в маленьком заводе рядом с Ухватом и одним метисом и получал 3-4 кобылы в год… Приведенные строки указывают, что как производитель Сановник хорошо дебютировал, а если позднее ничего не дал, то в этом он меньше всего виноват…

Взвешивая все много сказанное о жеребце Сановнике, я считаю, что для Пермского завода это во всех отношениях достойный и желательный жеребец и что там он будет полезен и не менее чем Поликушка и Удачный имеет шансы дать превосходный кадр кобыл. Вот почему если Нижний Новгород не будет соглашаться отдать Удачного не следует его добиваться, не надо срывать работу в том крае, помня, что мы все делаем одно общее коннозаводское дело, а надо взять Сановника, тем более, что Астраханское ЦУ едва ли станет его удерживать, увлекаясь Корешками и метисной линией Замысла.

Теперь о втором и последнем жеребце которых я буду рекомендовать для Перми на случай, если Удачный и Сановник не смогут быть получены. Этого жеребца, вероятно, не знает никто из современных специалистов и если имя его будет им названо они только пожмут плечами, да сделают удивленное лицо. Однако этого смущаться нечего, рекомендуемая много лошадь принадлежит по своему происхождению к числу тех, что могут и должны дать зав.материал самой высокой ценности. Я мечтал о том, чтобы взять его в Прилепы, но мне дважды в том было отказано и я должен был крыть кобыл Барином-Молодым, который хотя и дал классных рысаков, но изгадил тип и не дал ничего выдающегося по формам. Жеребца, которого я имею в виду зовут Чертогом и если он попадет в Пермь, то я уверен, что со временем его имя будет чрезвычайно популярно в том крае и его работа в Пермском заводе не пройдет даром, а даст свои и весьма вероятно блистательные плоды!

ЧЕРТОГ серый жеребец р.1909 у Л.Н. Савенко

Рекорд 2,265 и 4,475

Был заводским жеребцом в заводе им. «К.Маркса» в Калужской губернии, теперь, если не пал, вероятно, пунктовым жеребцом в Калужском ЦУ.

Отец Чертога вороной жеребец Стратег родился в заводе г. Шереметьевых и был сыном Наждака. Наждак сын Нагиба, о котором я говорил, когда описывал происхождение матери Поликушки. Наждак не обладал первоклассной резвостью, однако же, бежал и имел рекорд 5,354 . в его происхождении конечно особенно ценно имя Нагиба. Мать Стратега знаменитая Шереметьевская кобыла Степь дочь Набата, сына Набата, внука Нагиба, стало быть, Стратег инбредирован на знаменитого Нагиба, что видно из следующего чертежа:

С          Наждак   -  Нагиб   
Т           
Р
А                                        2+4
Т
Е
Г          Степь – Набат – Набат – Нагиб

 

Степь дала выдающихся лошадей в заводе Шереметьевых, а ея мать Строптивая давала к тому же и превосходных по себе лошадей. Бабка Сокруха, одна из родоначальниц завода Шереметьевых, была очень хороша по себе, давала превосходных, фасонистых лошадей, хотя чистопородностью и не блистала...  Словом не переоценивая происхождения (породы) этой женской семьи и тем не менее должен сказать, что из ее недр вышло много резвых и классных лошадей, и много превосходных по себе кобыл. …

...Таких лошадей как Громадный, Хладнокровный, Бережливый описывать нам простым смертным нельзя, для этого надо иметь талант гения Толстого, ибо только он смог бы так их описать, что они как живые выросли бы перед нашими глазами! Заводская карьера Хладнокровного была неудачна так как по окончании призовой карьеры он имел несчастие попасть в упряжной завод Беляковых, на совершенно не подходящих маток и там ничего не дал. Лучшей его дочерью была Пылкая 2,25. В заводских книгах Хладнокровный показывается сыном Щеголя и Кокетки, а в действительности он был сыном Бережливого и той же Кокетки. Когда будет опубликован мой архив там этому найдем неопровержимое доказательство в виде признания Чеховского, у которого родился Хладнокровный, в письме ко мне. Итак, Хладнокровный сын Бережливого и Кокетки и по своему происхождению лошадь феноменальной породы. Нельзя себе даже представить лошадь более значительного, более замечательного, более фешенебельного происхождения, чем то, которым обладал Хладнокровный. Описывать происхождение, величие и подвиги предков Хладнокровного я не берусь, так как это бы значило перелистывать и напоминать здесь лучшие, самые славные страницы истории орловской породы, а они должны быть известны всем нам охотникам и любителям рысистых лошадей! О породе Хладнокровного можно написать целую книгу и все же не исчерпать тему, в этих же  коротких заметках сделать это конечно нельзя. Поэтому я ограничусь лишь тем, что укажу, что считаю Хладнокровного одним из лучших орловских жеребцов по происхождению и затем перейду к описанию старой Черторой, родной бабке Чертога.

Вторая Черторая родилась в заводе Чеховского и была дочерью Бережливого и Резвой. Таким образом мать Чертога – Черторая 2-я произошла от случки полубрата с полусестрой – случай довольно редкий в практике коннозаводства того времени.

О Бережливом сыне великого Кожинского Потешного, этого Крепыша своего времени и одного из величайших производителей, я уже сказал выше и теперь лишь замечу, что Резвую Чеховский, сосед Терещенки купил у него жеребой от Бережливого и вскоре продал ее обратно в завод. Резвая оказалась феноменальной заводской маткой и основала замечательную женскую семью, которая сначала прославилась на Юге, а потом разошлась по всем заводам России. Я с давних пор увлекался этой женской семьей, посвятил ей лет 20 тому назад большую монографию, имел кобыл этой семьи в своем заводе и по сейчас высоко ценю эту женскую семью. Множество призовых рысаков завода Терещенки произошли из этой женской семьи, но я назову главнейших – рекордист  Полкан выигравший почти 100 000 рублей Угрюмый, Дунай, Небесный, Червонная – Лисичка, давшая в последствии выдающийся приплод у Телегина, Стела, Ветер-Буйный и многих других. У меня в заводе из этой женской семьи была кобыла Ненаглядная – мать Назима 1,33 ныне производителя Хреновского завода....

...Чертог был феноменально резв в двухлетнем возрасте и его за 20 000 рублей купил Платонов. Сумма по тем временам огромная и покупка о которой говорила вся спортивная Москва. 

...Выяснив, правда, вкратце, происхождение Чертога я нахожу, что этот жеребец чрезвычайно подходит для Пермского завода, ибо я уверен, что он даст замечательных маток; порукой этому служит то обстоятельство, что он происходит из исторической женской семьи, что его мать, бабка и прабабка были замечательными кобылами, что красота и правильность форм свойственны всем потомкам Черторой, что он со стороны матери имеет сильные течения Полкановской крови, и что, наконец, имя Бережливого и его великого отца Потешного повторено у него дважды, а на этих двух именах я строил в свое время все благосостояние своего собственного завода.

Теперь надлежит поговорить о формах Чертога. Я никогда не видел эту лошадь, а поэтому своего мнения о нем иметь не могу. Однако от Шнейдера я слышал, что жеребец необыкновенно хорош по себе. Шнейдер его видел на Всесоюзной выставке 1923 года в Москве был от него в восторге и потом жаловался мне на экспертов, что они не сумели оценить эту лошадь, а коннозаводское начальство не дало ему соответствующего назначения. Шнейдер сам имел хороших лошадей в своем заводе, рысистую лошадь понимал, а потому я думаю, что сделав такую оценку Чертогу, он не ошибся...

Резвость Чертога 4,47 несколько ниже, чем той, которую я требую от производителя для той цели, для которой он нужен Пермскому заводу. Однако принимая во внимание исключительное происхождение жеребца с этим можно примириться. Если память мне не изменяет, то у Савенки – Чертога купил крупнейший Московский охотник Зимин, у которого ездил на призах В. Соколов. Уже один факт покупки Чертога Зиминым указывает на то, что от этой лошади ждали многого, ибо Зимин не стеснялся ценой и покупал только первоклассный материал. Было бы крайне интересно спросить наездника В. Соколова о классе Чертога и вообще об этой лошади, что легко может сделать управляющий Пермским заводом.

Мой совет, если Чертог жив и кроет кобыл, взять его в Пермь; даже в том случае если будет Удачный или Сановник и дать ему 5 кобыл и я уверяю, что его приплод будет из лучших в области. Не много осталось в Советском Союзе жеребцов такого происхождения, как Чертог и остается пожалеть, что и те которые есть пропадают и гибнут в забвении в то время как представители так называемых модных линий – мелкие, косолапые, часто хрипуны, с кадыковатыми шеями, короткие и безтипные в конец губят орловскую породу. И все это безобразие, чтобы не сказать больше, происходит в угоду секунд, для того, чтобы вывести резвеньких лошадок и втереть очки «вот де мол, какие мы специалисты»; чтобы не говорили и не писали Пейчи и как бы не уверяли нас всех направо и налево, что Советские рысаки резвее прежних это неверно, это недобросовестный обман, и чем скорее прозреют те, кому «сие ведать надлежит», тем будет лучше, боюсь только, что будет поздно и что от орловской породы останутся одни модные представители, со всеми модными и не модными пороками и недостатками!!!  Вот почему всем уравновешенным и спокойным, знающим и преданным делу специалистам, а не карьеристам, следует провозгласить лозунг «обратно к старым кровям», внимание формам, типу и весу и по этой платформе объединившись работать, не покладая рук над восстановлением и правильным ведением орловской рысистой породы лошадей.

Заканчивая говорить о жеребцах не могу не обратить внимание заводоуправления, что в области, где находится Пермский завод стоит и продуцирует гнедой жеребец Блеск Прилепского завода – сын Ледка и Безнадежной-Ласки один из резвейших современных орловских рысаков и при этом лошадь хотя и не крупная, но замечательных форм. Посылка такого жеребца, как Блеск сначала в область, а потом в небольшой заводик, кажется даже кооперативный, есть сплошное недоразумение, чтобы не сказать больше со стороны господина Раппа и его свиты. Впрочем, этот вопрос я оставлю в стороне, а лишь обращу внимание Пермского завода, что Блеск – лошадь исключительная, а потому к нему обязательно должно быть послано из завода 2-3 кобылы, никак не менее и это даже в том случае, если в Пермском заводе будет не один жеребец, а два или три. Использовать Блеска в интересах Пермского завода является необходимым, памятуя при этом, что лошадь подобного класса, происхождения и форм нескоро может попасть в область. Тут же, чтобы больше к этому вопросу не обращаться, тех 2-х кобыл из числа заводского состава, которые с моей точки зрения больше всего к нему подходят: это Селитра (исключительно интересное сочетание, как то инбридингам, так и по отдельному размещению имен) и Советская (если не мелка), как происходящая из такой женской семьи, которая уже в советские годы выдвинулась на довольно значительное место.

Подводя итог всему сказанному о жеребцах я бы оставил производителем завода старика Поликушку и к нему в помощь и как к равному  партнеру, взял бы либо Удачного, либо Сановника, либо Чертога. Дело управляющего Пермским заводом взвесить и продумать все много сказанное, об этих жеребцах, затем всех их осмотреть и после всего этого остановиться на одном из них, на том, который по его мнению наибольше подойдет для тех целей, которые ставит себе Пермский завод и к осуществлению которых он стремиться.

ЗАВОДСКИЕ МАТКИ

Пермский завод в своем составе имеет 22 заводские матки – следовательно, он уже сформирован и приходится считаться с тем материалом, который имеется в наличности. Поэтому совершенно бесполезно писать о том, какие условиям должна удовлетворять заводская матка, где необходимо их приобрести, каким кровям отдать преимущество, как собрать завод, как бы я поступил в таком случае к примеру, ибо все равно сделанного не переделаешь, а потому мне остается лишь дать характеристику наличию состава маток. Однако и эту работу я не могу выполнить всесторонне, ибо за исключением шести кобыл, остальных я не видел и не знаю. Вот почему говорить о их формах я не имею возможности, и стало быть и та характеристика, которую я дам будет односторонней т.е. я ограничусь только генеалогической стороной вопроса и дам характеристику или же вернее освещу их происхождение. Что же касается шести Прилепских кобыл поступивших в Пермский завод то о них я буду говорить подробно: дам описание их экстерьера, коснусь заводской деятельности их матерей, насколько способны и резвы были эти кобылы, какой приплод, по теории вероятности следует от них ожидать и наконец поговорю об их происхождении. Таким образом характеристика этих кобыл будет по возможности полной, тогда как характеристика остальных будет односторонней и только генеалогической. Начну обзор с тех заводских маток, что были куплены в Прилепах и на первое место выдвину Жар-Птицу.

 

Жар-Птица

Рекорд 2,247 и 4,54.

Гнедая кобыла родилась 1907 года у А.И. Рымарева от Геркулеса и Гневной.

Жар-Птица по своему происхождению весьма далека от модных кровей и никаких фешенебельных имен в своей родословной не насчитывает. Ея отец Геркулес (рекорд 1,40 верста, трех лет) родился у Елисеева в бывшем заводе Борисовских и был сыном Листопада. Листопад был превосходной по себе лошадью: редкой капитальности, рослый, густой, костистый, достаточно эффектный и дельный очень при бурой масти 0423, был настоящей заводской лошадью и дал очень много ценного в заводе. Листопад сам был выставочной лошадью, и дети его также были премированы. В частности его сын Геркулес (отец Жар-Птицы) был очень хорош по себе, хотя и несколько сыроват, я его видел в заводе Рымарева. К сказанному добавлю еще, что Листопад был долгое время до самой своей смерти одним из основных производителей Гавриловского завода и уже одно это обстоятельство указывает на его ценность и высокую значимость. Листопад был сыном Подарка 2-го тоже основного и притом любимого производителя в этом заводе. Смело можно сказать, что последние десятилетия кровь Подарка 2-го вытесняла кровь других производителей в Гавриловском заводе и хотя это происходило в ущерб блескости и резвости приплодов, но с этим мирились, ибо потомки Подарка 2-го были идеальными рысаками городского типа, а Гавриловский завод ставил своею задачей именно производство таких лошадей. Мать Геркулеса кругом Борисовская кобыла Горделивая чрезвычайна, интересна по своему происхождению, как со стороны матери Гордой, так и в особенности по отцу Памятнику. Последний – уроженец завода графа Толя0423 был решительно необыкновенной по себе лошадью и к тому же лошадью самого выдающегося происхождения. Присутствие Памятника в родословной Жар-Птицы должно быть особенно ценимо и это много отмечается.

Мать Жар-Птицы Гневная родилась в заводе Рымарева и имеет в своей родословной явное преобладание старых Павловских кровей: теперь эти крови встречаются как исключение и об этом можно только пожалеть. Старые Павловские лошади были чрезвычайно хороши по себе, хотя и своеобразны: это были лошади глубокие, костистые, широкие, завесистые, с дивными спинами и хорошей ездой. При этих своих достоинствах они зачастую имели большие головы и были угловаты. Этот свой тип они и сохранили у Рымарева, где вся женская основа гнезда маток, была Павловская. В частности та кобыла от которой происходит Жар-Птица была одной из лучших маток Рымаревского завода, ибо дала целую серию призовых лошадей. Рымарев настолько ценил эту женскую семью, что она постепенно стала вытеснять другие и получила преобладающее значение в этом заводе. Чтобы убедиться в этом достаточно даже теперь открыть том II  Госплемкниги и там под № 297, 299, 303, 156, 1061, 1064 и др. мы увидим или дочерей Гневной или же кобыл из семьи ея матери Грозной – а это показывает на то какое большое распространение имела эта женская семья. Само собою разумеется, что в свое время я учитывал это обстоятельство почему и купил Жар-Птицу к себе в завод, ибо считал, что Гневная и ея мать Грозная формируют знаменитое женское гнездо и в этом я не ошибался. Уже во время революции появился превосходный по себе и резвый (2,20) рысак Желанный родившийся в 1915 году и он оказался сыном Гневной.  Несомненно, что если бы не революция то теперь имя Гневной называлось бы среди коннозаводчиков с величайшим уважением, пользовалось большой популярностью и за потомками этой кобылы многие бы гнались. Внимательно следя в свое время за направлением и судьбами коннозаводства в России я все это своевременно учел и купил Жар-Птицу. Уметь вовремя подметить и оценить новые возникающие знаменитые линии и отдельных кобыл, которые вот вот обоснуют свои знаменитые женские семьи еще до того, как они получили общее признание, в этом и заключалось предвидеть и предусмотреть коннозаводские события и пользоваться ими… называть отдельные имена из родословной Гневной я не стану так как не одно из них не покрыто ореолом ипподромной славы, и только она одна давала всеобщую известность, но все же не могу не заметить, что Заветный отец Гневной, дал между прочим все в том же Рымаревском заводе кобылу Гордую от которой была Награда, державшая одно время рекорд четырехлетних кобыл! Итак, с точки зрения модных линий родословная Жар-Птицы ничего не стоит, но с нашей точки зрения, точки зрения старых коннозаводчиков она чрезвычайно интересна и заслуживает самого серьезного внимания. Своей заводской деятельностью Жар-Птица это вполне подтвердила.

Жар-Птица 2,24

 Геркулес                                                              Гневная

 

Листопад                    Горделивая                 Заветный                    Грозная

Павлова

 

Подарок 2    Любимка      Памятник  Гордая    Литой  Заштатная   Защитник  Гранитная

 

Родословная, в которой нет инбридингов, где превалируют старые крови двух направлений: Борисовские и Павловские. Со стороны отца отмечается наличие Геркулеса, Листопада и Подарка 2-го все превосходных жеребцов и вхождение идеального по себе Памятника. Со стороны матери высокопородной Литой старые нав. крови в своих наиболее призовых ответвлениях и присутствие Заветного постоянного участника всех родословных резвых Рымаревских лошадей. Особенно оттесняется принадлежность Жар-Птицы к самому лучшему Рымаревскому женскому семейству, которое незадолго до революции стало завоевывать себе Всероссийскую известность и стало выходить на широкую коннозаводскую арену.

Жар-Птица на ипподроме проявила хорошие способности и показала неплохую резвость. Рекорды 2,24 и 4,54 сами по себе и , в особенности, для кобылы, очень хороши, а второй определенно указывает, что она была не только резва, но и сильна. Кобыла в езде была добронравна, отличалась хорошим характером и была стойка на ходу.

По себе Жар-Птица представляет по типу нечто среднее между Борисовскими и старыми Павловскими лошадьми: в ней нет роста, мощи и капитальности, что свойственно Борисовским лошадям и в особенности линии Подарка 2-го и в ней также нет преувеличенной угловатости и простоты в голове Павловских лошадей. Жар-Птица не велика ростом, голова у нея с широким лбом, хотя и не велика, но вместе с тем не так породна, как я это люблю; ... шея несколько прямовата, однако же без кадыка; чрезвычайно характерна  линия от холки до корня хвоста линия почти прямая, почти ровная столь ценимая прежними охотниками. Кобыла длинна с хорошими углами и покрывает много пространства. Нога плотная, верная и слегка фризистая. Окорока хороши, кобыла глубока и утробиста, так что есть, где поместиться, где повернуться жеребенку. Женский тип хорошо выражен и это особенно важно отметить. Она хорошая мать и достаточно молочна, обстоятельство которое недостаточно оценивается современными практическими работниками по коннозаводству. Старые коннозаводчики таких маток называли кобылятницами, желая этим сказать, что они хороши по жеребятам. Жар-Птица своей заводской деятельностью это вполне подтвердила.

Заводская деятельность Жар-Птицы распадается на 3 периода: первый в заводе Морозова, второй в Прилепах и третий в Пермском заводе, где вероятно она и окончила свои дни.  Б.Ф. Морозов был довольно известным призовым охотником и под Москвой завел небольшой завод. Вскоре после этого он умер завещав свой завод некоему Макарову, который был у него управляющим, вот почему первый приплод Жар-Птицы вороная кобыла Варшавянка числиться завода Макарова; она пришла в Прилепы под матерью. Варшавянка (р. 1916) была дочерью Вараввы 2,15. Это была небольшая, исключительно глубокая, дельная и породная кобыла. После национализации Прилепского завода поступила в Наркомздрав, где до 1924 года ходила в городской езде. Ее попытались пустить из города на бег, и здесь она показала резвость 2,38. Поступила в завод при совхозе Ярославка и здесь в лице своего второго жеребенка дала классную кобылу Утеху р. 1926 года, рекорд 2,22 (3-х лет в 1929) от Удачного Прилепского завода. Таким образом, Варшавянка пошла по стопам своей матери и бабки и по-видимому будет весьма и весьма успешной заводской маткой.

Последующие приплоды Жар-Птицы были уже в Прилепском заводе и здесь я буду говорить лишь о трех лучших. В 1918 году она дала прямо замечательного рыжего жеребца от Лакея. Что это был за дивный жеребенок, какая у него была кость, глубина, тип, эффектности и породы; он пал под матерью, о чем я чрезвычайно сожалел и считаю до сих пор, что это был лучший приплод Жар-Птицы. В 1921 году она принесла золотисто-гнедого жеребца от метиса Бронтозавра, которого я назвал, конечно не случайно Живописным – это была действительно живописная лошадь с которой можно было картину писать: сухой, породный, как кровная лошадь, легкий, но не беднокостный, дельный во всех статьях, это был замечательный по себе жеребец. Он был очень резов, но его рано потянули и поломали; сейчас он где-нибудь в заводской конюшне. В 1923 году Жар-Птица принесла опять замечательного жеребца и, увидев его, я назвал жеребенка Желанным-Гостем, он был сыном Эльборуса.  Желанный-Гость мелок, но замечательная по себе лошадь. Сосуном с ним стряслось несчастье: он выбил ...и целый год хромал. Заезжен был только в 2 года и тем не менее, всегда нахрамывая показал рекорд 2,21. Это, несомненно, один из резвейших сыновей Эльборуса.  Жар-Птица в 1920 году дала жеребца Жадного от Лакея лошадь во всех отношениях посредственную и в 22-м году приплод от нее и Удачного пал. В январе 26 года случив ее с Ухватом, я уступил кобылу Пермскому ЦУ, хотя и расставался с ней с большим сожалением. Прилепскому заводу она была, что называется не в руку, как впрочем, и остальные две кобылы, купленные у Морозова, точнее Макарова...

В Пермском заводе в 27 году Жар-Птица дает жеребенка Урожая, который уже показал себя классным рысаком и вполне оправдал надежды управляющего заводом. В том же заводе от нея есть еще родившийся в 1929 году жеребчик от Блеска, и я рекомендую беречь его, как зеницу ока. Заводская карьера Жар-Птицы еще не закончена и следует думать, что от нее еще можно будет получить одного, двух жеребят. Рассматривая ее в целом, мы видим, что она довольно часто холостела, ибо из 8-ми последних лет была холоста четыре года. Однако тут следует принять во внимание, что три года кряду она была холоста от одного жеребца, а именно Эльборуса, а этот жеребец, вообще говоря, труден в случке. Жар-Птица дает преимущественно жеребцов, ибо с 1919 года (считая и павший приплод от Удачного тоже был жеребчик) дала 5 жеребцов и ни одной кобылки. Сыновья Жар-Птицы определенно лучше по себе ее дочерей и класснее. В общем, как показывает заводская деятельность этой кобылы она была очень успешной и ценной заводской маткой и не ея вина, что не все ея дети обнаружили и показали свой класс. При подборе к Жар-Птице следует руководиться следующими общими положениями:

  1. Так как она сама не крупна и имеет тенденцию давать таких же детей, ея следует крыть крупными жеребцами;
  2. Жар-Птица имеет ровную, но длинную спину, не следует крыть ея с жеребцами, у которых плохая спина, ими сильна кровь Бычка, ибо тогда в приплоде, почти наверняка получишь плохую спину;
  3. Надлежит ее покрывать жеребцами модных линий, ибо модные линии, откровенно говоря, так «перемоднены», что теперь обнаруживают явное тяготение к другим более скромным, не родственным себе линиям, давая в этих случаях хороших лошадей, а при скрещивании между собою сплошь и рядом дают дефективных лошадей. Что это так, говорят нам последние примеры, хотя бы среди двухлеток этого года, уже появившихся на ипподроме.

Так резвый Циклоп Моршанского завода сын Ледка и Рымаревской кобылы, внучки Грозной, от которой Гневная, мать Жар-Птицы. Соединение самой Жар-Птицы с представителем модной линии Корешка – Ухватом так же оказалось очень удачным, дав резвого двухлетка Урожая.

Усадьба 2,30

 

Рекорд 2,30 на кров.ипподроме.

Вороная кобыла 1922 года в Прилепском заводе от Эх-ма и Улыбки.

Отец Усадьбы был жеребец Эх-ма, принадлежавший в свое время А.В. Анушкину, оказался весьма успешным производителем и это явилось полной неожиданностью для сторонников определенных линий и кровей в нашем рысистом коннозаводстве. Следует тут же заметить, что линия Огня (дед Эх-ма), а потом Огня-Молодого никогда не было в фаворе, скорее даже был в полном забвении и даже некотором пренебрежении у прежних коннозаводчиков. Это тем более удивительно, что из этой линии нет, нет да и выходили классные лошади и линия опять продолжала существовать и давать резвых и часто превосходных по себе лошадей. Буквально та же история повторилась и с Эх-ма, к которому, когда он был в Прилепах относились скептически, а когда он ушел оттуда, то даже перевели его, в конце концов на пункт. А Эх-ма оказался очень успешным производителем, пойдя по стопам своего отца и деда. Пренебрежение к этой линии тем более удивительно, что ея родоначальником был Рюминский Визапур, о котором писал еще Коптев и который взял в свой завод знаменитый коннозаводчик Болдырев. Рюминский Визанур был сыном Досадного и внуком Визапура 1, этого резвейшего сына Полкана 3-го! Досадный, как всем известно, отец Добродея родоначальника знаменитейшей линии в рысистом коннозаводстве к которой принадлежал Громадный и его великий сын Крепыш, не говоря уже о многих других. У Болдырева в 1847 году от него и знаменитой кобылы Гильдянки, матери рекордиста Степенного, родился жеребчик, также получивший имя Визапура. Этот Визапур и был отцом Огня 5,22 у которого были очень сильны Полкановские течения, ибо его мать Султанша была инбредирована на Полкана 3-го, а отец Визанура был его прямым потомком, как со стороны отца, так и со стороны матери, ибо Гильдянка была дочерью Полкана 3-го. К сожалению цельность этой генеалогической картины в следующем поколении нарушается, ибо матерью Огня-Молодого была кобыла Скучная, происхождение которой я не могу признать достаточно ценным. Это однако, не помешало ее сыну Огню-Молодому стать весьма заметным производителем и среди его призового потомства лучшими были Абсурд 2,19 и Эх-ма 2,21 – отец Усадьбы. Выяснив значение прямой мужской линии Эх-ма остановлюсь теперь на его матери кобыле Прелестнице, которая родилась в заводе бессарабского коннозаводчика. Она была дочерью Предмета, классного и замечательного по себе жеребца. Предмет – сын почти рекордиста Полотера, одного из красивейших жеребцов своего времени, внук великого Кожинского Потешного! Стало быть, здесь мы опять имеем дело с прямой линией Полкана. Бабка Эх-ма – Умница родилась у Херсонского коннозаводчика ___0435 Кучушева была старых Хреновских кровей. В заводе моего отца был один Кучушевский жеребец именно Подарок, и я видел еще двух или трех Кучушевских жеребцов в своем детстве.  Подарок по себе был замечательной лошадью, как впрочем и многие другие. Лошади Кучушевского завода о красоте которых ходили прямо таки легендарные рассказы. Это нашло свое отражение и в спортивной литературе, и знаменитый генеалог своего времени С.Г. Карузо писал об этом. Родоначальником Кучушевского завода был один из сыновей Полкана 5-го родившийся в Хреновском заводе.  Вследствие всего сказанного следует рассматривать Эх-ма, как жеребца Полкановского толка, и это одно уже говорит в пользу его происхождения. Показанный им рекорд вполне удовлетворителен, а по формам это была чрезвычайно интересная и типичная орловская лошадь. Это был настоящий жеребец с огненным глазом, крутым выходом шеи, фасонистый, дельный и очень породный; к сожалению некоторое утолщение, правда незначительное, на венчиках передних ног давало повод кое кому говорить, что у него маленькие жабки… Получив в Прилепах только кобыл второй руки, почему так произошло писать не буду, чтобы не дразнить гусей, он дал поголовно призовой приплод среди которого выделились такие классные лошади, как Кумир 2,13 и Новобранец 2,19 (3-х лет в Ленинграде) и такие замечательные по себе кобылы, как Пальма 2,24 ныне заводская матка Гряз.заводе и Ассамблея 2,24 заводская матка Хреновского. Среди остальных мы встречаем Эмблему 2,20, Наряда 2,22, Кремневого 2,23 и др. в Моршанском заводе от него родилась Ночка 2,18 и следует пожалеть, что там он пробыл недолго и был переведен на пункт. Таково происхождение и таков заводской класс Эх-ма – отца Усадьбы и мне теперь остается поговорить о происхождении ея матери Улыбки.

Улыбка была заводской маткой у моего соседа А.П. Офросимова и я ее хорошо знал. Это была гнедая вершков четырех, кобыла очень сухая, дельная и правильная, однако же, как большинство детей Кракуса более в типе полукровной английской, чем рысистой лошади. Она, между прочим имела недурной рекорд 1,42 верста, что не отмечено вы заводской книге (смотрите стр. 270 том 11-ой). Ея отец Кракус, лошадь довольно расплывчатого происхождения, и несмотря на то, что он был первым орловским рысаком попавшим в класс 2,20, я никогда им не увлекался и этой породы в своем заводе не имел. Его дочь Улыбка попала в Прилепы уже после революции, когда был национализирован завод Офросимова. В родословной Кракуса наиболее ценными именами я считаю Ворожея, деда Корешка, знаменитую кобылу Горлицу, Кролика 5,38 и Арфина 5,35, но следует заметить, что эти имена генеалогически очень неудачно увязаны, что и дало мне повод назвать родословную Кракуса расплывчатой. Как производитель Кракус оказался полным неудачником.

Более благоприятно обстоит дело с происхождением Бархатной, кобылы кругом Борисовских кровей от которой родилась Улыбка. Бархатная очень интересного происхождения и в ея родословной сочетание имен весьма характерное для родословных Борисовских лошадей восьмидесятых годов. Бархатн6ая дочь Сорванца, внука знаменитого Толевского гранита; мать Сорванца – кобыла Самка, купленная Борисовскими со всем заводом Колюбакина, была кобылой выдающегося происхождения и оставила превосходный приплод в заводе Борисовских. Даже глубокой старухой, попав в завод Ши.............она дала интереснейшего жеребца Жемчужного, который одно время состоял производителем у Д.А. Расторгуева. Самка была дочерью Молодецкого, сына Болдаревского Чародея. Молодецкий был чрезвычайно хорош по себе и не получил премии не верисе0438 выставке только потому, что был семи вершков росту, а в то время по правилам выставки лошадь такого роста не могла быть премирована. Молодецкий давал превосходных лошадей, его кровь сыграла определенную и притом положительную роль в заводе Борисовских... его дочь Прелестница, будучи представленной на выставку получила золотую медаль. Мать Самки, знаменитая Сапожниковская Радость, кобыла из дома Кролика, является основательницей знаменитой женской семьи в рысистом коннозаводстве и ее значение особенно велико в Борисовском заводе, где из ея рода произошел и резвейший рысак этого завода Радужный и многие другие призовые рысаки. Вот какого исключительного происхождения была Самка – мать Сорванца, от которого родилась Бархатная, мать Улыбки. Тут же должен заметить, что Улыбка инбридирована на знаменитого Болдаревского Чародея:

 

У            Кракуш – Тишина – Тревога – Ворожей – Чародей

Л

Ы                                                                              5+5

Б

К

А            Бархатная – Сорванец – Самка – Молодецкий – Чародей

 

Такие отдаленные инбридинги на знаменитых производителей я очень люблю в родословных заводских кобыл и придаю им большое значение. Дальнейшая женская линия Улыбки не представляет уже такого интереса, однако же, упирается в старые весьма ценные корни лошадей знаменитого ... завода.

Итак, в целом происхождение Усадьбы (Эх-ма – Улыбка) чрезвычайно интересно. Эту кобылу надо определенно рассматривать, как представительницу полканова дома, а такие кобылы по моим наблюдениям весьма часто оказывались замечательными заводскими матками. Затем также не могу не отметить, что родословная Усадьбы тоже из числа старинных и не модных, из числа тех, на которых можно основательно положиться и которые при правильном подборе дадут резвых,  дельных и капитальных лошадей.  Мы идем такими быстрыми шагами по пути распространения модных линий, вследствие этого круг производителей настолько сужен, одни и те же имена так часто повторяются, недостатки и пороки их так быстро распространяются и закрепляются, что это начинает принимать угрожающие размеры для орловской породы в целом и потому приходиться особенно отмечать и ценить кобыл такого происхождения, как Усадьба, Жар-Птица и им подобные, которым весьма возможно предстоит влить свежую струю крови в перемодненные линии и тем их спасти от окончательного вырождения,,,

 

Усадьба 2,30

Эх-ма 2,21                                               Улыбка 1,42

 

Огонь Молодой 4,54       Прелестница 2,28             Кракус 2,20           Бархатная

 

Понь 5,22  Скучная      Предмет 5,10  Умница           0441  Тишина        Сорванец  Беда

 

...в том числе Гранит – кровь которого с женской стороны, как и у Усадьбы, что я особенно отмечаю, течет также у Крепыша 2,8 и Жокея 2,09(рекордист Франции)! Очень сильны Полкановские влияния и наконец, присутствуют отдельные великие имена Потешной, Чародей и Гранит.

Резвость Усадьбы 2,30, принимая во внимание, что она показана на провинциальном ипподроме и едва ли в руках особенно опытного ездока, должна быть признана вполне удовлетворительной тем более, что Усадьба в молодом возрасте несла очень легкую работу, скорее даже имела только моцион. Каков ход, какова стойкость и имеет ли кобыла резвые броски, этого сказать не могу, так как ни разу не видел ея в резвой езде.

По себе Усадьба хороша: это достаточно рослая кобыла, с хорошей головой, приятной шеей, превосходной линией верха, хорошим окороком и низко поставленным скакательным суставом. Она глубока, очень суха и правильна по ногам. По типу кобыла очень приятна и женственна. Кобылы подобного экстерьера зачастую бывают очень хорошими заводскими матками.

Заводская карьера Усадьбы только что началась и о ней преждевременно говорить. При подборе к этой кобыле можно смело подбирать жеребцов модных линий от них приплод возьмет класс, а мать даст формы и внесет то равновесие в конституцию и нервную систему, которая так часто является слабым местом много бежавших и сильно потрепанных лошадей. В частности Усадьба по кровям очень подходит к производителю Пермского завода Поликушке, тут, прежде всего, будет иметь место инбридинг на Ворожея, при трехкратном повторении Чародея и затем произойдет сильное накопление полкановой крови. К Удачному она также очень подойдет, так как в этом случае будет повторено имя Гранита, что теоретически чрезвычайно интересно. Я думаю, что в лице Усадьбы Пермский завод имеет очень хорошую заводскую матку, что по всей вероятности, вскоре и выясниться.

 

Помещица 2,31

Рекорд 2,31 на провинциальном ипподроме.

Кр.-сер. кобыла, родилась 1922 году в Прилепском заводе, от Удачного и Порфиры.

Так как я уже разобрал происхождение, класс и достоинства Удачного – отца Помещицы, то мне теперь остается говорить о ея матери зол-рыж кобыле Порфире – одной из основных маток Прилепского завода.

Порфира родилась у меня в заводе в 1911 году и была дочерью Лоэнгрина и Перцовки. Вороной Лоэнгрин в особенности со стороны своего отца Серебряного был лошадью чрезвычайно интересного происхождения. Серебряный из линии Лебедя 5-го, имеет инбридинг на основателя линии Лебедя 4-го и вообще в нем очень сильны те начала, которые создали этого жеребца, одной из наиболее совершенных по своим формам из всех старых Хреновских жеребцов. В остальной части родословной мы наблюдаем присутствие Полкана 5-го этого лучшего жеребца Казаковского завода, Непобедимого 2-го и его отца Чистяка 3-го, которые оба были патентованными красавцами, Горностая 4-го т.е. все имена первого ранга и первостепенного значения. Бросается в глаза в родословной Серебряного повторение (4+4) имени Говорухи, которой я в свое время посвятил отдельное исследование, где доказал, что почти что все потомки этой кобылы были необыкновенно хороши по себе. Неудивительно поэтому, что и сам Серебряный был жеребцом чрезвычайной красоты, в чем можно воочию убедиться, стоит для этого только взглянуть на его портрет, что висит в коннозаводском музее. В соответствии с такой фешенебельной родословной Серебряный оказался выдающимся производителем и это несмотря на то, что он уже не молодым попал в завод. Достаточно сказать, что он отец Подарка (от него Палач 2,12) одного из величайших производителей дореволюционной Хреновой. Дети Серебряного отличались чрезвычайной сухостью, большим блеском, редкой красотой и большой резвостью, однако их ноги не всегда выносили работу и некоторые из них рано сошли с ипподрома. Таков был Серебряный – отец Лоэнгрина...

 

...Само собою разумеется, что Лоэнгрина я взял в завод по отцу Серебряному и не ошибся, Лоэнгрин дал мне первоклассного Соперника 1,32 и др. лошадей. В Лоэнгрине я особенно ценил Казаковскую сторону его родословной и при этом мнении остаюсь и сейчас. Таково происхождение Лоэнгрина – отца Порфиры, который давал сухих и очень блестких, но  всегда прочных лошадей.

Мать Порфиры – Перцовка была классной кобылой на ипподромах Юга России и ея рекорд по тем отдаленным временам был 2,22. Из за нея и ея полусестры Ветрогонки я купил целиком завод Сахарова, распродал его за грош, но оставил себе Перцовку и Ветрогонку и был широко за это вознагражден. Перцовка кобыла замечательного происхождения: она дочь одного из лучших сыновей Бережливого именно Пегаса, производителя чрезвычайно успешного и давшего многих выигравших лошадей! Пегас был моим любимцем, я хорошо знал и несколько раз видел эту лошадь. Лошадь была замечательная и при шестивершковом росте! Его отец Бережливый не нуждается в описании, а его мать Людмила, дочь старого знаменитого Крутого и одной из лучших Терещенских кобыл, принадлежавших к историческому женскому семейству, вышедшему из недр воейковского завода. Неудивительно поэтому, что Пегас оказался по тем временам знаменитым производителем. Бабка Порфиры (напомню, что от нея Помещица) и мать Перцовки называлась Бояркой и тоже была призовой кобылой очень успешно бежавшей на Одесском ипподроме. Ея происхождение характерно так сказать двумя моментами принадлежностью к исторической женской семье и течением визапуровой крови. На том и другом обстоятельствах остановлюсь более подробно. Я часто говорил на этих страницах о принадлежности той или иной кобылы к той или иной женской семье и из этого видно, какое исключительное значение я этому придаю. Я считаю, что это основа заводского дела, что все кобылы завода должны принадлежать к историческим или знаменитым семьям и тогда резвые, классные и первоклассные лошади из такого завода будут выходить не случайно, не от одной какой нибудь кобылы, а почти, что от всех маток завода. Придерживаясь этого принципа, я собирал кобыл для Прилепского завода, и вот почему из него вышло столько резвых лошадей и от целой серии маток, а не от одной какой-нибудь кобылы. В числе таких знаменитых по своему роду кобыл была в Прилепах и Перцовка, причем ея род был из самых блестящих: достаточно сказать, что родоначальницей этой женской семьи была кобыла Домашняя – внучка которой Главная, мать феноменального производителя Ветерка! Так вот к какой женской семье относиться Порфира – мать Помещицы. Второе начало, о котором я хотел говорить, это визапуровские течения у Боярки, им я тоже придаю очень большое значение, ибо считаю, что визапуровщина,  дает почти всегда маткам массу, кость, плотность, рост и вес и что кобылы  с кровью Визапура бывают зачастую превосходными заводскими матками. Так было прежде – тоже вижу и теперь. Сейчас в первые ряды на заводском поприще выдвинулась кобыла Прилепского завода Литва: ея дети при классе массивны, капитальны, крупны и дельны: словом это настоящие рысаки, а в родословной их матери визапуровские течения очень сильны…

Таково происхождение Порфиры, которое я считаю из самых блестящих: тут и Казаковские крови, тут и Полкан 6-ой (дважды), тут и лучшие Хреновские имена, тут и визапуровские и, наконец, в лице Домашней квинт-эсенция Шишкинских лошадей. Эта родословная положила яркий отпечаток на формы и заводскую деятельность Порфиры. Порфира была блестящей, сухой, породной кобылой, которая на любой выставке была бы премирована и это несмотря на то, что запястье у нее недостаточно выражено. Порфира не была резва и Синегубкин, который увлекался ея формами, определял ее класс 2,25  2,30. В заводе она себя вполне оправдала, дав Прохожего 2,15, Похвалу (мать резвых кобыл – Памяти, Правды и классного двухлетка Произвола), Породу 2,25, Персиду 2,26 и других. Необходимо так же отметить удивительную способность кобыл этой семьи давать таких замечательных кобыл, которые почти все получают заводское назначение. Так было с этой семьей еще со времен Охотникова, и так случилось и теперь, когда дочери Порфиры заняли места заводских маток в следующих заводах: Похвала и Персида в Хреновой, Порода в Грязнушинском заводе и Помещица в Пермском.

Рассмотрение происхождения Порфиры, матери Помещицы закончено, и теперь остается посмотреть, как они увязаны с другой родословной, т.е. с родословной отца Помещицы, Удачного.

 

Помещица 2,30

 

Удачный 4,46                                                 Порфира

 

Громадный 4,48                 Урна 2,16            Лоэнгрин 2,28            Перцовка 2,22

 

Летучий 5,68 Громада 5,36  Кречет 4,50  Услада Серебряный  Лихая-Люба Пегас 5,30 Боярка 5,20

 

Десна 2                                          Бережливый

 

Бережливый

 

В трех ближайших поколениях инбридингов нет, но дальше будет повторено имя Бережливого, что показано на чертеже, и повториться старый Крутой. Отмечается наличие течений визапуровских жеребцов через  Боярку, Пегаса и Громаду. Наличие в Прилепской женской линии из трех прямых имен кобыл двух с рекордами. Присутствие таких замечательных маток, как Громада, Урна, Лихая-Люба, Порфира и Перцовка и наличие в третьем ряду из четырех кобыл трех (Громада, Урна и Лихая-Люба), которые были знамениты в заводе! Со стороны отца Удачного явно преобладают стайерские имена, тогда как родословная матери более богата флайерами. Имена Громадного, Летучего и Серебряного так близко представленные украшают родословную и придают ей особую значимость.

Резвость Помещицы 2,31, принимая во внимание все то, что сказано по этому поводу для Усадьбы, удовлетворительны. Весьма интересно было бы знать каков ход у Помещицы. Следует иметь в виду, что у некоторых детей Удачного ход не особенно приятный (ныряющий), что я объясняю закреплением в его родословной имени Петушка; если Помещица имеет красивый и правильный ход, это было бы особенно ценно, как косвенное доказательство того, что Петушок в ней меньше сказался, нежели другие влияния.

Формы Помещицы приятны, именно это слово просится под перо, когда я мысленно представляю себе эту кобылу. Она определенно породна, суха и даже блестка – все это наследие Казаковской части родословной. Несмотря на то, что и Удачный и Порфира, т.е. отец и мать Помещицы покрывают много пространства, она сама вприкороть и не имеет классических линий первоклассной заводской матки. Кроме того я хотел бы ее видеть поближе – впрочем сужу о ней по ея трехлетним формам и с тех пор кобыла могла сильно улучшиться...

Как и о заводской карьере Усадьбы, точно также и о  заводской карьере Помещицы говорить преждевременно. Однако, имея ввиду пример ея матери, бабки и вообще женской семьи, можно не сомневаться в том, что Помещица даст таких дочерей, которые останутся заводскими матками не только в Пермском заводе, но и попадут в другие заводы края. Уверен также и в том, что часть ее детей будет очень породна и блестка – тут отразятся Казаковские крови. При подборе я бы давал этой кобыле жеребцов длинных, массивных и не побоялся бы даже сырых; избегал бы жеребцов мелких, блестких и легких, чтобы не впасть в крайность и не отвести красавчиков, но пряничных коньков. Поликушка по кровям ей очень хороший партнер и с ним ее обязательно и надо крыть, но если будет Чертог, кобылу надо случить с ним, дабы усилить Казаковскую сторону родословной, памятуя, что через Бережливого это можно делать, не рискуя вывести пряничного конька. Так, по крайней мере, мне говорит мой опыт и близкое знакомство с большинством лошадей этой линии. Я имею ввиду детей Бережливого и вообще потомков великого Кожинского Потешного.

 

Пасека 2,40

Рекорд 2,40 на провинциальном ипподроме

Вороная кобыла р.1922 года в Прилепском заводе от Лакея и Псиши0453

Лакей был полубратом по отцу жеребцам Прилепского завода Коту и Кронпринцу, о происхождении которых, я уже говорил. Вот почему мне остается теперь лишь остановиться на происхождении его матери – Ласточки. Ласточка была одной из резвейших кобыл своего времени (2,22) и отличалась поразительной резвостью на коротке. По себе это была одна из лучших рысистых кобыл, когда либо виденных мною: вороная, без отмет, длинная, породная, выразительная, сухая, с поразительными линиями, низкая на ногах, чрезвычайно женственная – она была идеалом рысистой кобылы. В заводе вполне себя оправдала, дав классного Лакея 4,44, резвых Лукомора 2,23; Лорда-Канцлера 1,38 и Лису 2,27, дочь которой Литва, является ныне одной из самых знаменитых маток нашего коннозаводства. Ласточка родилась в знаменитом Лытаревском заводе и была дочерью Кудеяра – одного из основных производителей этого завода. Кудеяр был резвой лошадью (5,07), а его отец Павлин знаменитый производитель и тоже призовой рысак, принадлежал к линии знаменитого Кролика, кровь которого встречается у Павлина и со стороны его матери Задорной, одной из замечательнейших кобыл нашего коннозаводства. Матерью Кудеяра была кобыла Венгетка 5,33 – дочь знаменитого Роговского Варвара из линии Полкана. Словом ближайшие предки Кудеяра принадлежали к числу самых выдающихся лошадей. И неудивительно поэтому, что сам Кудеяр оказался превосходным производителем, дав особенно замечательных кобыл, среди которых Ласточка занимает одно из самых первых мест. Если происхождение отца Ласточки было поистине замечательно, то нельзя, к сожалению сказать того же о происхождении ея матери. Кобыла Лада, от которой родилась Ласточка конечно вполне рысистого происхождения, в числе ея предков мы видим достаточно интересных лошадей, однако ея родословная не фешенебельна и женская семья, из которой произошла Ласточка, никогда не была знаменитой. Сказанное обстоятельство было большим минусом Ласточки и я, один момент даже колебался, купить ее или нет, но кобыла была так хороша, имела такое ипподромное имя, что я соблазнился и купил ее в завод. Я не ошибся, она дала мне хороших лошадей и так сказать сама стала родоначальницей резвого гнезда лошадей, основание которому положено в Прилепском заводе.

Лакей был вторым жеребцом, которого дала у меня Ласточка. Он оказался эффектным, крупным, буро-рыжим жеребцом, со светлой гривой и таким же хвостом, лошадью выставочной... Лакей был дважды премирован в Одессе золотой медалью и в Симбирске на областной выставке вол.сер и 2-ой денежной премией. Я нахожу, что у Лакея были общие черты со старшим предком знаменитым Варваром, в особенности в голове и строение задних конечностей и крупа. Лакей был очень резов и его рекорд 4,44 пяти лет совершенно не определяет его класса, в действительности он был значительно резвее. Это была к тому же чрезвычайно сильная лошадь и трех и четырехверстная дистанции ему давались легко. К сожалению одна неосторожная езда Синегубкина рано вывели его из строя, и жеребец безнадежно захромал и больше не появлялся на ипподроме. В заводе Лакей оказался полным неудачником, что и после время приводит меня в смущение, и так же вызывает немалое недоумение. Раздумывая над этим вопросом, я пришел к заключению, что отчасти здесь сыграла отрицательную роль женская линия Ласточки, потом ход самого Лакея, частый, так сказать дробный словом далеко не классический ход и его стайерские способности, ибо флайером и лошадью ранней резвости Лакей никогда не был. Затем весьма возможно, что дети его поздно созревали, а у нас после революции стали требовать от орловских рысаков проявления максимальной резвости в молодом возрасте и все это отрицательно сказалось не его детях. Так или иначе, но приходится считаться с тем, что Лакей производитель неудачник, ибо от него не было ни одной лошади 2,25 и резвее…     Зато дочери Лакея и это особенно важно отметить оказались превосходными заводскими матками. Так Клевета в лице своего первенца дает первоклассного Крестника 2,14, Коловань тоже в лице своего первенца жеребенка Крикливого 2,25 (трех лет), Неурядица дает Набойку 2,30 (трех лет), Насмешница Наряда 2,23 и Насмешку (бежит сейчас в Москве  от Башнаркомзема очень успешно), Поляна Пальму 2,24, Пасека в Пермском заводе Урагана и т.д.. Словом  дочери Лакея очень успешные заводские матки, и я уверен, что в Пермском заводе не только Пасека, но и Селитра окажутся таковыми.

Мать Пасеки гнедая кобыла Псиша 1,34 родилась в моем заводе и была дочерью Громадного и 1/2 амер. Приятельницы. Псиша 0456 была одной из резвейших дочерей Громадного причем следует заметить, что ее карьера закончилась в трехлетнем возрасте, ибо случившаяся революция прервала беговые испытания и спортивная жизнь надолго замерла. Принимая во внимание позднеспелость сыновей и в особенности, дочерей Громадного, рекорд показанный Псишей 0456 указывает, что на весь возраст она была бы не тише 2,12 – 2,14, то есть стала бы одной из резвейших дочерей Громадного. С именем последнего мы уже встречались на этих страницах, а потому теперь надлежит говорить о происхождении и достоинствах родной бабки Пасеки – кобылы Приятельницы, но прежде этого я сообщу, что представляла из себя Псиша0457и каковы были ее формы. Эти данные о формах матерей и бабок Прилепских кобыл, что находятся в Перми, впоследствии очень пригодятся Управляющему заводом и он будет иметь возможность сравнивать с ними формы жеребят, что родятся у него в заводе. Псиша, она сейчас состоит заводской маткой в Грязевском заводе, не крупна, очень дельна, хорошо сбита, глубока и имеет превосходную спину. Шея у кобылы удовлетворительная, голова тоже, но нога является слабым местом кобылы...

Приятельница – мать Псиши, дочь амер. жеребца Гарло 2,156 и об этой части ея родословной я говорить не буду. Зато о ея матери Русалке поговорю поподробнее. Русалка была выдающейся призовой кобылой своего времени и принадлежала Н.М. Коноплину, в цветах которого выиграла многие именные призы и изрядную сумму денег. По себе это была длинная, правильная, но мелкая кобыла с весьма характерной головой. Ея мелкий рост я особенно подчеркиваю, так как подавляющее большинство лошадей этой женской семьи мелки, с чем необходимо бороться. Ея отцом был известный производитель Лейхтенбергского завода Машистый, давший классных лошадей, но по своему происхождению лошадь  очень пестрых и отчасти не выясненных кровей, и о подобных лошадях я не пишу, а лишь отмечаю, что в любой родословной, с моей точки зрения, они являются минусом. Более благоприятно обстоит дело с происхождением матери Русалки – кобылы Редкости. Она дочь очень хорошего Тулиновского жеребца Чародея и кобылы Радости завода М.И. Бутовича. Радость была замечательной кобылой и является основательницей самостоятельного гнезда, лучшим украшением которого была Русалка. Радость дочь Уборного – замечательного жеребца принадлежавшего М.И. Бутовичу, на котором он сначала блистал в городской езде по Киеву, а потом выиграл на нем призы в Москве. Кровь Уборного, о котором писал и которого восхвалял Коптев очень ценная кровь, достаточно вспомнить, что его дочерью была также знаменитая Арабка – мать Боядерки (Императорский приз). Мать Радости Хреновская кобыла весьма высокого происхождения, в свое время со знанием дела купленная в Хреновом М.И. Бутовичем.

Таково происхождение Приятельницы, бабки Пасеки, и в нем особенно бросается в глаза, что Приятельница принадлежит к знаменитой женской семье и что она сама была первоклассной кобылой на ипподроме, тоже ея мать и тоже, наконец, ея дочь Псиша. Факт редкий и заслуживающий быть отмеченным. Сама Приятельница хотя и была мелкой, однако же, при полной сухости и породности была кобылой абсолютно правильного телосложения.

Разобрав происхождение Псиши – матери Пасеки, я теперь буду говорить о заводской деятельности целой цепи заводских маток, приведшей от Русалки к Пасеке, ибо вся их заводская деятельность действительно блестяща и заслуживает самого пристального изучения. Если мы напишем в порядке рождения кобыл приведенных от Русалки к Пасеке, то получим следующий ряд: Русалка 2,21 – Приятельница 2,15 – Псиша 1,34 – Пасека 2,40.

Первое имя – имя Русалки знаменито, как в орловском, так и в метисном коннозаводстве, ибо она давала одинаково удачных лошадей, как от орловских, так и от метисных лошадей. Русалка мать классных орловцев: Интереса 2,17 и Временщицы 1,33 и метисной: Приятельницы 2,15, а ровно и других менее резвых лошадей. Заводская деятельность кобылы, как видим блестящая.

Приятельница – мать Мира 2,12 (изломанным после чесотки, перенесенной в 1919 году и в одиннадцатилетнем возрасте Мир показал эти секунды!), Псиши 1,34, Природы 2,21, Пиковой-Дамы 2,22, Эрзедоума0460 2,18 (трех лет) и других менее резвых лошадей. Как видим заводская деятельность тоже из самых блестящих.

Псиша пока что насчитывает пять совершеннолетних приплодов, ибо с 1922 года по 26 г.г. она жеребилась регулярно. Вот резвость этих ея детей в порядке их рождения: Пасека 2,40,, Псков 2,26,, Прелесть 2,21,, Принцип 2,23(3-х лет),, Прихоть 2,27 (3-х лет). Если же принять во внимание, что ее лучший сын Псков был поломан двух лет, Принцип сломался трехлетком, а Прихоть убила полуторницей ногу в табуне, и бежит так сказать «без ноги», то придется признать, что заводская деятельность Псиши также блестяща и что она дает 100% классных лошадей. Не ея вина, что они были поломаны и не смогли показать всего своего класса.

Пасека – первый жеребенок двухлеток Ураган выигрывает призы на Свердловском ипподроме.

Вот как ценна по своей исключительной продуктивности эта женская семья и не много в рысистом коннозаводстве найдется равных ей!!!

 

Пасека 2,40

Лакей 4,44                                             Псиша 1,34

 

Недотрог 2,22          Ласточка 2,22      Громадный 4,48       Приятельница 2,15


Нежданный 5,18 Буянка 5,22  Кудеяр 5,07  Лада  Летучий 5,08 Громада 5,36  Гарло 2,15  Русалка 2,21

 

В трех ближайших поколениях приведенной родословной инбридингов нет. Отмечаю наличие среди ближайших предков большого числа призовых рысаков: так из 14 имен вышедших в эту родословную 13 или 99% имеют рекорды, явление чрезвычайно редко встречающееся! Среди них 11 классных имен. Обильно представлены и замечательные матки: всего в приведенную родословную входит имя 7 кобыл, из них 6 были знаменитыми заводскими матками. Выяснено, что Лакей дал очень ценных дочерей, а потому его дочь, как заводская матка очень ценна. Присутствие такого количества проверенных по резвости предков служит гарантией того, что Пасека будет давать резвых детей. Стайеры в этой родословной определенно преобладают. Что же касается общей генеалогической картины размещения и увязки кровей, то таковая довольно пестра и возможно, что Пасека будет трудна в подборе.

Резвость Пасеки 2,40”, принимая даже во внимание, что она показала при не совсем благоприятных условиях, все же не может быть признана удовлетворительной. Однако с этим не трудно примириться, ибо это общее явление для дочерей Лакея, что, однако не мешает им быть превосходными заводскими матками.

Формы Пасеки я хорошо помню и прежде всего, отмечу, что она мелка и что этот мелкий рост является наследственным. В начале этой работы я говорил, что совершенно не согласен с современными специалистами, с тем, что мелкий рост будто бы легко изжить. На основании своей практики я говорил обратное, и на примере Пасеки в этом легко убедиться. Мне известен рост этой женской семьи для четырех поколений и что же мы видим. Русалка была мелка, ея дочь Приятельница тоже, ея внучка Псиша тоже, а ея правнучка Пасека еще меньше! Интересно, что бы сказали и как бы ответили мне на этот пример современные специалисты? Продолжаю описание форм Пасеки. Голова у нея маленькая и очень породная, шея превосходная, спина тоже, а верхняя линия редкая по плавности своего рисунка. Для своего роста кобыла достаточно глубока. Ея отличительной чертой являются образцовые по сухости и правильному постанову ноги. Тип у кобылы тоже приятен, а весь фасон ближе к европейским требованиям, нежели прежним русским.

О заводской карьере Пасеки можно уже говорить, ибо первый ея приплод достиг двухлетнего возраста и появился на ипподроме. Судя по письму управляющего заводом это очень способный жеребенок, который уже выиграл два именных приза, так что начало карьеры Пасеки удачно, и она идет по стопам своей знаменитой женской семьи. При подборе к Пасеке надо, во что бы то не стало избегать мелких жеребцов и всячески стремиться отвести от нее  лошадей покрупнее, работать над поднятием роста, систематически, так сказать из поколения в поколение. В подборе кобыла может оказаться трудной по тем соображениям, которые уже высказаны. Я бы конечно рекомендовал крыть Пасеку жеребцами, хотя и не модных кровей, но обязательно самых высоких кровей так сказать старых чистопородных линий с тем, чтобы усилить в приплодах значение чистопородного орловского элемента и оставить влияние Гарло и малопородного Машистого. По моим наблюдениям, чем была выше та порода, с которой встречались жеребцы подобные Машистому, тем вернее и лучше были результаты. Наконец нельзя обойти молчанием еще одну чрезвычайно драгоценную черту кобыл этого женского семейства, о которой я позабыл сказать на своем месте. Эта черта заключается в том, что кобылы этой женской семьи регулярно, бесперебойно, словом очень хорошо жеребятся, редко холостеют, прекрасно кормят жеребят и в случке не трудны. Затем еще добавлю, что при подборе к Пасеке крайне желательно, вернее даже необходимо давать ей жеребцов костистых, массивных словом, как я их называю, тяжелых, ибо сама Пасека определенно беднокостна и массы ей не хватает. Не знаю, что представляет из себя по формам Поликушка, а потому и не могу сказать несколько он экстерьерно подходит к Пасеке, но вот Сановник – это был бы идеальный подбор для нея.

 

Селитра

 

Рекорд 2,50 на провинциальном ипподроме.

Рыжая кобыла, родилась 1923 года в Прилепском заводе от Лакея и Соколихи.

Селитра полусестра Пасеки так как она также дочь Лакея. Что же касается матери Селитры кобылы Соколихи, то последняя чрезвычайно интересного происхождения и заслуживает того, чтобы о ней поговорить подробно. Отцом Соколихи был Громадный и это уже одно говорит в пользу ея происхождения, ибо дочери Громадного оказались совершенно исключительными заводскими матками. Происхождение Громадного было уже разъяснено и мне остается сказать о бурой кобыле Сопернице, от которой и родилась Соколиха в 1916 году. Соперница родилась в заводе Лагутиных и была дочерью Соперника и Звезды. Ея отец Соперник родился у А.Н. Дубовицкого, завод которого просуществовал почти сто лет и был основан его отцом Н.А. Дубовицким. Соперник был сыном знаменитого Светляка, победителя Императорского приза, который происходил из линии знаменитого Шишкинского Бычка. Однако Светляк не был в типе Бычков, то есть не был мелок и безспинен, а наоборот был лошадью очень крупной и имел превосходную спину. Это было настолько необычным явлением для жеребца из линии Бычка, что в свое время отмечалось в спортивной прессе. Разгадки роста и форм Светляка кроется в происхождении его матери, которая была кобылой с сильными течениями кровей Роговского Полкана. В свою очередь и сын Светляка – Соперник, который нас здесь интересует, тоже происходил от кобылы, в которой были сильны Полкановы течения. Его мать Купчиха представительница старинного Дубовицковского завода имела кровь двух Полканов, сыгравших весьма видную роль в заводе Дубовицкого. Один из этих Полканов звался Полканом-Черным и был сыном Полкана 6, а другой был серой масти, звался просто Полканом и был сыном Полкана 5-го. Таким образом,  Соперник как это видно из сказанного был ополканизированным жеребцом, в свое время недурно бежал, принадлежал известному воронежскому охотнику Богарникову и от него поступил к Лагутиным в завод. Такова вкратце была порода Соперника – отца Соперницы.

Мать этой кобылы Звезда, не менее интересного происхождения, ибо она дочь знаменитого Ворожея, деда Корешка и Булавки, которая была первым приплодом исторической, отныне в рысистом коннозаводстве кобылы Булатной – матери рекордиста Перца, Леска и Полыни, от которой произошел Корешок!!! Из сказанного следует, что Соперница принадлежала к историческому женскому семейству, что здесь, по принятой программе и моим твердым убеждениям на заводское дело и отмечается. Говорить о Ворожее бесполезно, ибо об этой лошади кажется сказано все, что можно и должно было сказать, точно так же и о Булатной, а потому я скажу лишь несколько слов о Разгроме, который был отцом Булавки (мать Звезды и дочь Булатной). Разгром родился в Хреновском заводе и был сыном Полкана 6-го, этого лучшего, как я уже говорил, производителя Казаковского завода, а что касается его матери, то это была весьма интересная Хреновская кобыла. Родители и ближайшие предки Звезды настолько знамениты, так всем охотникам известны, что я могу этими немногими словами об их происхождении и ограничиться, ибо все это лошади действительно исторические, вписавшие свои имена золотыми буквами в историю коннозаводства  и  память о славных деяниях, которых живет среди всех охотников до рысистых лошадей. 

продолжение следует...

 

 


Назад   Наверх