по всем вопросам: 8 912 069 25 25
9konezavod@mail.ru
СМИ

25.07.2013 Смешались в кучу кони, овцы, люди

Смешались в кучу кони, овцы, люди

Почему коневодство в России убыточно.

В начале июля на Московском ипподроме состоялись десятые скачки на приз президента РФ. Мероприятие прошло на высшем уровне: президент Владимир Путин приехал на состязания с лидерами 13 государств - участников второго саммита Форума стран - экспортеров газа. Своих скакунов, в числе прочих, выставили глава "Газпрома" Алексей Миллер и лидер Чечни Рамзан Кадыров.

Текст Мила Кретова. Фото ИТАР-ТАСС.


Скачки на приз президента - разумеется, вопрос престижа, хотя в таких республиках, как Татарстан и Башкортостан, большие денежные призы на скачках фактически являются способом субсидирования коневодства.

Впрочем, не все конезаводы нуждаются в дотациях: у многих есть спонсоры. Аристократичный конный спорт давно привлекает российских бизнесменов и чиновников. Свои конные заводы есть, например, у основателя "Юнимилка" Андрея Бесхмельницкого, у совладельца "Акрона" (крупнейший в России производитель минеральных удобрений) Вячеслава Кантора, у бывшего председателя правления ОАО "ФСК ЕЭС" Андрея Раппопорта, и не только. Для олигархов коневодство, скорее, хобби, чем бизнес. Так, владелец Злынского конезавода Андрей Раппопорт сказал, что "знает, как и где заработать деньги, а здесь хочет их тратить".

Вячеслав Кантор называет себя "завзятым лошадником". В начале "нулевых" он приобрел акции Московского конезавода №1 на Рублевском шоссе, а заодно возглавил Росплемконзавод, объединявший два десятка дышавших на ладан российских конезаводов. Впрочем, предприятию удается выжить благодаря разведению коров и постою частных лошадей, а главная ценность завода, во многом объясняющая мотивы его владельца, - земельные наделы в престижном месте Подмосковья.

Для конных заводов, десятилетиями борющихся за выживание и сохранение российских пород лошадей, подобные увлечения олигархов - оптимальный способ существования. Ценные отечественные породы лошадей, на выведение которых потребовались годы и годы труда разных специалистов, сегодня практически никому не нужны. С каждым годом в технических результатах соревнований по конному спорту становится все меньше лошадей, рожденных в РФ. "Если говорить о поголовье племенных лошадей в целом, оно остается стабильно небольшим и составляет лишь чуть более 3% от числа лошадей в стране, - поясняет заместитель директора по научной работе Всероссийского научно-исследовательского института коневодства (ВНИИК) Александр Зайцев. - Можно говорить даже о некоторой положительной динамике, хотя и очень слабой. Но не все так радужно. Основной задачей племенного коневодства, как и любой производственной деятельности, является получение прибыли. К сожалению, за исключением ряда специфических направлений использования лошадей (в частности, мясного табунного коневодства), отрасль сейчас убыточна".


Овес нынче дорог

Заводчики указывают на целый комплекс проблем: нет достаточного количества поставщиков кормов, а отсутствие конкуренции приводит к неоправданно высоким ценам; нет производителей оборудования, необходимого для коневодства, да и снаряжения, нужного для дрессуры и спорта; нет доступных и удобных пунктов искусственного осеменения; нет кадров; нет последовательной поддержки государством коневодческих хозяйств.

Содержание одной племенной кобылы обходится конному заводу примерно в 72 000 руб. в год, по регионам сумма может быть чуть больше или чуть меньше - в зависимости от стоимости корма. Но кормом дело не ограничивается. "Содержание лошади стоит дорого, - констатирует советник генерального директора по коневодству Завода им. Первой конной армии Полина Егорова. - Ей нужны качественные корма, хорошая конюшня, "культурный" выпас, тренировки, ветеринарное обслуживание, снаряжение для работы с ней... Каждый день, без выходных и праздников, лошадь нужно кормить, чистить, менять подстилку в денниках или в зале конюшни". По данным ВНИИК, отечественные конезаводы продают своих лошадей в среднем по 50 000-80 000 руб., если ценник удается приблизить к 300 000-350 000 руб., это считается удачей, поэтому о прибыльности речь не идет.

Чтобы выжить, нужно разводить не только коней. Крупный рогатый скот разводят на Московском конном заводе №1 (МКЗ). Кроме этого, предприятие предоставляет услуги постоя лошадей, проката и обучения. Казалось бы, безубыточное существование возможно. Но и тут не все гладко. Генеральный директор МКЗ Юрий Прохоров посетовал, что в рамках реализации проекта "большая Москва" 80% территории, принадлежащей конному заводу (пастбища, сенокосы, сельхозугодья), переходит столице. Сможет ли хозяйство и дальше пользоваться этой землей, ставшей московской, пока точно никому неизвестно.

Так или иначе, диверсификация - одна из форм спасения коневодческих хозяйств, но порой за счет самого коневодства. Так, бывший московский мэр Юрий Лужков с супругой Еленой Батуриной в 2011 г. приобрели частный конный завод "Веедерн" в Калининградской области. Однако, как сообщают представители местной администрации, фактически началось перепрофилирование предприятия в сторону агробизнеса широкого профиля: здесь будет и овцеводство, и земледелие, и производство кормов. Разведение же лошадей приостановлено.

В 2005 г. владелец "Юнимилка" Андрей Бесхмельницкий купил Хреновский конезавод в Воронежской области - это родина знаменитых орловских рысаков. Но и здесь коровы постепенно вытесняют лошадей, завод занимается молочным животноводством и растениеводством, за счет этого дотируя убыточную конную часть. В 2012 г. конезавод распродал всех арабских скакунов, в этом году численность орловских рысаков уменьшена с 270 до 200. По словам директора завода Сергея Кобякова, "никто не собирается губить конную часть, хотя содержать ее очень тяжело. Сокращение - лишь оптимизация".

Возможно, чуть лучше пойдут дела на Заводе им. Первой конной армии, находящемся в Ростовской области и разводящем лошадей буденновской породы. В 2009 г. АФК "Система" за 303 млн руб. выкупила у государства 100% акций Завода им. Первой конной армии. Президент АФК "Система" Михаил Шамолин тогда сообщил, что у отечественного сельскохозяйственного сектора, в том числе у сегмента производства зерна, большой потенциал, так как его себестоимость - одна из самых низких в мире. "Сейчас коневодство - неприбыльное направление для завода, хозяйство зарабатывает на продаже зерна, мясном и молочном животноводстве, - прокомментировал сделку глава Зерноградского района Ростовской области Виктор Кучеров. - Конный завод уже давно не занимается только коневодством - это дорогое хобби сегодня. Актив интересен как предприятие с хорошим земельным наделом".

В 2012 г. АФК "Система" и РЗ "Агро" (структура, аффилированная с международным зернотрейдером Louis Dreyfus.) подписали соглашение о создании совместного предприятия, куда в числе прочих вошел конный Завод им. Первой конной армии. Впрочем, и здесь нового владельца, вероятно, больше интересовала земля, на которой можно выращивать зерновые и масленичные культуры. Тем не менее новый собственник к коневодству отнесся серьезно. Размер вложений на заводе не раскрывают, но новое руководство хвалят. "Покупая сельскохозяйственные угодья, инвесторы отдавали себе отчет в том, что берут на себя ответственность обеспечить достойное содержание лошадей. По сравнению с прошлым годом завод выглядит намного лучше. Был нормализован рацион кормления, произведен ремонт в конюшнях, отреставрирован крытый манеж, построены левады для выгула лошадей, приобретено кое-какое снаряжение для спортсменов. Недавно к нам приезжали специалисты из ВНИИ коневодства - они ежегодно оценивают поголовье, похвалили нас за проделанную работу", - рассказала "Ко" Полина Егорова.

Таким образом, доминирующая форма спасения коневодческих предприятий сегодня - это стать дотированным подразделением внутри диверсифицированных сельскохозяйственных компаний.


И конь не валялся

Нельзя отрицать того, что государство делает попытки поддержать отечественное коневодство. Существует программа субсидирования затрат на содержание маточного поголовья племенных лошадей. Во ВНИИК корреспонденту "Ко" сказали, что сейчас дотация составляет от 8000 руб. в год на кобылу с жеребенком (для пород международного распространения) до 15 000 руб. (для отечественных заводских пород). Программа эта действует по системе софинансирования (федерально-региональной). Ряд регионов увеличивает сумму дотации. Кроме того, владельцы жеребцов-производителей могут рассчитывать на субсидирование части затрат на мероприятия по намораживанию семени для дальнейшего использования в селекции. Но для вывода отрасли на прибыльность этих мер явно недостаточно.

В 2012 г. ООО "Пермский племенной конный завод № 9" (ППКЗ) отметило свой 90-летний юбилей. В 2011 г. ППКЗ был признан лучшим в России по результатам ипподромных испытаний, качеству племенного состава и воспроизводимого поголовья. Но вот только гордится результатом уже не государство, а Сергей Левитан и Ольга Чернявская, буквально спасшие орловских рысаков от гибели после банкротства завода в 2004 г. Но выживать без господдержки конезаводчикам сложно. "Завод не может существовать без помощи государства, - констатирует Ольга Чернявская. - То, что есть сейчас, это лошади - без клочка земли, без зданий, без сооружений. Все в аренде. Мне очень хочется, чтобы у завода было партнерство с государством, чтобы земля была не в собственности, а в аренде на длительный срок, чтобы был выстроен новый комплекс сооружений. Потому что имеющееся устарело по всем параметрам, лошади там болеют".

Несмотря на то, что Пермскому конезаводу удалось привлечь внимание общественности к своим проблемам и даже заручиться поддержкой губернатора края, дальше слов и обещаний дело не пошло. "Проблемы с арендой земли так и остались нерешенными, - заявила корреспонденту "Ко" руководитель пресс-службы Пермского племенного конезавода Яна Забродская. - И это мешает заводу выйти хотя бы на самоокупаемость. Сейчас мы активно привлекаем волонтеров и всех, кто неравнодушен к проблеме сохранения чистокровных орловских рысаков". Госпожа Забродская отметила, что помочь сохранению породы могло бы развитие конного спорта в России, но с этим тоже связан ряд до сих пор не решаемых проблем.


Ставки не сделаны

Огромный удар по коневодству был нанесен в 2008 г., когда ипподромные тотализаторы запретили как азартные игры. Сейчас, однако, пошло движение в обратном направлении. В 2012 г. председатель правления "Газпрома" Алексей Миллер возглавил совет директоров ОАО "Российские ипподромы". Планируется, что под эгидой этой компании будут объединены все ипподромы страны и там опять можно будет делать ставки. Законопроект, вновь разрешающий тотализаторы на ипподромах, принят Госдумой в первом чтении в июне. "Централизация ипподромов - это общемировая модель, - рассуждает учредитель петербургского частного ипподрома в Ропше, конезаводчик Олег Гришин. - Если удастся перенести ее в Россию, будет очень хорошо".

Но пока госчиновники неспешно обдумывают пути спасения российского коневодства, племенные хозяйства занимаются выживанием. А к слабому организму легче всего цепляются болезни, в данном случае болезни отечественной экономики.


Эти хоронили коня

"Ситуация в отношении конкретных пород очень неоднозначна, - констатирует Александр Зайцев. - Так, целый ряд пород - терская, донская, буденновская и некоторые другие (в первую очередь отечественные заводские) - в последние годы испытал крайне резкое сокращение племенного ядра. Это связано с тем, что, по сути, нет никаких обременений в отношении деятельности конного завода, уникальное и невосстановимое поголовье практически не имеет гарантий сохранения. Часто смена собственника завершает деятельность конного завода с давней историей и традициями исключительно из экономических предпосылок. Для многих новых собственников покупка конного завода - это в первую очередь покупка земли под ним или повод начать неоправданные эксперименты по межпородному скрещиванию".

Под вопросом и существование "дончаков", до недавнего времени успешно плодившихся на Зимовниковском конном заводе в Ростовской области. На форумах поклонников конного спорта появилось сообщение, что Зимовниковский конный завод срочно распродает поголовье донских лошадей и фактически прекращает свое существование в качестве коневодческого предприятия. Бывший гендиректор Зимовниковского Василий Бурка в 2012 г. попал под следствие: против него возбуждено дело по статье о злоупотреблении полномочиями. По версии Ростовской прокуратуры, в 2008 г. Василий Бурка без согласия совета директоров и собрания акционеров сдал в субаренду компании "Агроплемхоз" до 2057 г. арендуемую конезаводом у государства землю (31 000 га), чем лишил госпредприятие основных средств и кормовой базы.

Судьбой "дончаков" озаботились волонтеры, заинтересованные в сохранении породы. "Мы отправились на завод, чтобы получить от руководства информацию из первых рук о дальнейшей судьбе "дончаков", - рассказала "Ко" волонтер Мария Коба. - Руководство общаться с нами отказалось. От рядовых сотрудников мы узнали, что лучшие лошади были проданы в частные руки еще при прошлом директоре, остатки лошадей осенью будут проданы на Завод им. Первой конной армии. Но эти животные отнюдь не в лучшей форме, ветеринарное наблюдение за ними явно отсутствует. Корма на зиму не заготовлены". Корреспондент "Ко" также не смогла получить комментарии от дирекции Зимовниковского завода.

На Заводе им. Первой конной армии намерение выкупить "дончаков" подтвердили, но только намерение. "Мы уже приехали выкупать лошадей, но нам сообщили, что продажи приостановлены", - сказал корреспонденту "Ко" представитель завода.

"Ситуация с Зимовниковским конным заводом, к сожалению, типична для целого ряда конных заводов, - сетует Александр Зайцев. - Сейчас зимовниковское поголовье активно распродается, на заводе осталось только 48 кобыл. Самое страшное в этом случае в том, что поголовье этого конного завода составляло половину племенного ядра породы".


Блог в помощь

Не только коней ценных пород спасают сообщения в блогах. Энтузиасты борются и за жизнь самых обычных, непородистых коняшек. Около полугода назад в социальных сетях появился пост, в котором владельцы небольшого экотуристического бизнеса просили о помощи: "Дело в том, что мы запустили проект - отдых с лошадьми в деревне, мы существуем уже год, и у нас есть постоянные поклонники, но их пока что очень немного. Но нам грозят неприятности из-за малого количества гостей и дорогущего абсолютно всего вокруг (начиная от сена лошадям и заканчивая электричеством)". Владельцы небольшой избушки в лесу не просили денег - они приглашали гостей отдохнуть от городской суеты и покататься на лошадях. Как выяснилось позднее, пост опубликовали в момент отчаяния, без особой надежды на пользу от него, однако за несколько месяцев кочевания в соцсетях крик о помощи был неоднократно услышан любителями экотуризма, и избушка с лошадьми благополучно пережила кризис. Правда, по словам владельцев избушки, кризис это не последний, во-первых, потому, что малый бизнес в стране развивать запредельно сложно, а во-вторых, строить бизнес на лошадях - это утопия.

Стоит отметить, что многие опрошенные "Ко" владельцы конно-спортивных клубов согласны, что лошади - это не бизнес, даже с учетом растущей популярности конных прогулок.

Затраты на открытие клуба в среднем сегменте составят порядка 20 млн руб., это без учета стоимости аренды или покупки земли. Элитный клуб с крытым отапливаемым манежем обойдется на порядок дороже - от 80 млн руб. "Обязательно потребуются разрешение на строительство и постановка на учет в службе государственного ветеринарного контроля", - добавляет управляющий директор компании "Эквайн сервис" Александр Трусов.

Окупаться вложения будут долго - примерно 5-7 лет. "Прибыльным конный клуб не будет, - предупреждает управляющий директор клуба "Караван" Дарья Никулина. - При грамотном управлении в лучшем случае бизнес не уйдет в минус. Иногда к нам в клуб приходят люди с бизнес-планами. Они приходят за советом и консультацией - как все это работает. Но редкий бизнес-план учитывает те проблемы, которые не лежат на поверхности. Но и те, что лежат на поверхности, требуют, кроме денег, времени и терпения".

На сегодняшний день в государственный племенной регистр входит 59 конных заводов, 135 племенных репродукторов и 13 генофондных хозяйств. Несмотря на растущий интерес обывателей к конному спорту и отдыху, "лошадиный бизнес" на всех уровнях остается уделом энтузиастов, давно не надеющихся ни на кого, кроме себя. Когда-то лошади выносили с поля боя своих раненых наездников. Сегодня наездники выносят на себе лошадиные судьбы и все тяготы конного бизнеса, чтобы когда-то великие конные традиции страны не отбросили копыта.

 

Компания

Деловой еженедельник

Выпуск №27 (760)

http://ko.ru


Назад   Наверх